Предмет, задание и методы исследования психологического состояния человека.

           Акцентуйовани личности. Критерии диагностики. Внутренняя картина

           болезни.

          Клинико- психологические аспекты познавательной деятельности и эмоционально волевой

          сферы. Сознание, самосознание, их уровни и состояния у больного.

 

         Психология это наука о внутреннем, душевном мире человека. Уже именно определение предмета этой науки вызывает много серьезных вопросов. Что такое “внутренний мир”? Как соотносится он с внешним миром? Как возникают в нашем сознании обиды внешнего мира? Что такое вообще сознание? Как возникают наши желания и потребности? В чем сущность воли, которая направляет наши действия и поступки? Как формируется неповторимый психический состав личности каждого человека?

         Человек всегда стремился отыскать причину всех явлений, которые привлекали к себе ее внимание. Среди них были вопросы сущности смерти и сна. Почему человек во время обычного сна не думает о своих потребностях, не реагирует на обычные раздражители, не отвечает на вопрос, не двигается? Почему у некоторых людей во время сна наблюдаются явления сноходження и сноговоріння? Почему во время сна тело не раскладывается, а после пробуждения человек включается в жизнь? И наконец почему после смерти человек  не может вернуться к сознанию и жизни, а ее тело начинает раскладываться? В тех случаях, когда причина смерти не была очевидной, ее связывать с влиянием какого-то потайного фактора. Так возникло первобытное представление о душе.

         Люди поняли что кроме тела и телесных органов у живого человека является другой субстанцией которая оживляет тело. Именно ее и стали называть душой. Когда душа временно отделяется от тела развивается сон, во время сна душа самостоятельно странствует, созерцает окружающее, общается с другими душами и возвращаясь к своему телу пробуждает  его, а временами приносит информацию о своих странствиях в виде снов. Если же душа навсегда пометал тело, человек умирает. Люди поняли, что тело, как временное пристанище души смертно, а душа бессмертна. Место нахождения души в теле человека разные народы трактовали по разному. Одни считали, что душа в виде чрезвычайно легкой  летучей субстанции находится в грудной клетке и в момент смерти с последним дыханием навсегда отделяется от человека. Самитски народы были убеждены, что душа находится в крови. Ведь когда закалывают животного, из нее вытекает кровь и животное умирает. Как известно Бог запретил правовірним евреям потреблять кровь в любом виде, потому что в крови находится душа животных.

         Психология, как наука зародилась в  античном мире. Однако трактовка сущности души и психических процессов в древньогрецьких и римских философов было разным. Гераклит (540-480 гг. до н.э.), Демокрит (460-370 гг. до н.э.), Епикур (341-270 гг. до н.э.) выражали материалистические взгляды на природу души. В поэтической форме взгляды античных материалистов на природу души и ее взаимоотношения с телом изложил римский философ Лукреций Кар (99-55рр. До н.э.). Если Гераклит считал, что “душа” является одним из состояний огня, который вечно двигается и изменяется, то Демокрит, Епикур и Лукреций утверждали, что “душа” состоит из особенных мельчайших, чрезвычайно подвижных атомов.

         В то же время, в античной философии большое распространение получили и идеалистические взгляды об устраивании мира и психике людей. Известно, что почти одновременно с Демокритом разрабатывал свою систему взглядов выдающийся философ Платон Афинский (428/427-348/347 гг. до н.э.). Он учил, что душа человека невещественная и по своей природе является ничем другим, как “идеей” – бессмертной  духовной сущностью, что только на время земной жизни соединяется с телом, существуя до этого в космическом “мире идей”. За Платоном істине жизнь является лишь результатом “припоминания души” о мире идей, который она созерцала к своему земному воплощению. После телесной смерти душа опять улетает в мир идей.

         В мире принято считать, что психология существует как самостоятельная наука с 1879 года, когда В.Вундт в Лейпциге организовал лабораторию экспериментальной психологии. При существовании Советского Союза утверждалось, что первая експеримантально-психологічна лаборатория была открыта в России В.М.Бехтеревим в 1885 г. в Петербурге. Не приуменьшая значения выдающегося вклада в психологию этих больших тружеников а именно В.Вунтда и В.Бехтерева необходимо возобновить истину. В действительности первая психологическая лаборатория в мире была создана М.Троицким в Киевской духовной академии при открытой у академий в 1862 г. кафедре психологии. Понятно, что во времена советского воинственного атеизма нельзя было отдать первенство теологическому вузу, потому этот факт замалчивался.

         Украинские ученые внесли большой вклад в мировую казну знаний из психологии. В середине и второй половине 18-го века вопроса психологии разрабатывал и выкладывал профессор Киево-могилянской академии Г.Конинский. (1717-1795). Конинский известен тем, который систематизировал исторический обзор изучения души, завершая его анализом тогдашней психологической традиции деления души на вегетативную, чувственную и рациональную. Кроме того, он выделял и описывал и другие разновидности души, в частности “бажальну” и “двигательную”, замечая, однако, что это деление является искусственным и что нужно иметь в виду единственную душу, которая имеет определенные свойства и потенции. Прогрессивной и важной оказалась позиция Конинского относительно признания активного характера отображения органами чувства предметного мира. Признавая необходимость “согласия” между душой и телом, он считал, что главными свойствами рациональной души является ее невещественность и бессмертие.

         Как уже было сказано выше в 1962 г. в Киевской духовной академии была открыта первая кафедра психология, а в дальнейшем и психологическая лаборатория. Позже М.М.Троицкий был приглашен на работу к Петербугра. Подобным чином в Московский университет відїздить П.Д.Юркевич – автор знаменитого психологического труда “Сердце и его значушість в духовном жизни человека”. П.Д.Юркевич начинал свою деятельность в Киевской Духовной академии. Юркевич подчеркивал индивидуальность человеческого существа, утверждал пріорітет переживаний и чувств, которые идут от скрця над умом. Он вычленял в дущевному мире человека личностное “сущее”, которое переводит то, которое может быть (идею), в то, которое есть (действительность). Можно с гордостью утверждать, что именно наш украинский психолог и философ П.Юркевич опередил психологов мира на полтора века. С переездом Троицкого и Юркевича начинается изучение и преподавание научной психологии в  России.

         Представители новой волны украинской психологии были И.А.Сикорский и Г.И.Челпанов. Сикорский начинал свою деятельность с экспериментального изучения психических процессов. Результаты этих исследований были обобщены в труде “О явлениях усталости при умственном труде детей школьного возраста” (1879). И.А.Сикорский был хорошо известным за рубежом. Так упомянута книга “О явлениях усталости.” была немедленно переведена и выдана в Бельгии и Франции еще в год ее з’яви на мир, а в следующем году ее напечатали в Англии. Были выданы за рубежом также его книги “Душа ребенка”, “О заикании”. Их использовали в качестве учебное пособие в Германии.

         И.А.Сикорский является автором уникального труда из физиогномики “Всезагальна психология с физиогномикой в иллюстративном изложении”. Эта работа является итогом деятельности ученого. Именно после выхода этой книги в свет стало общепризнанным, что основные черты характера человека имеют свои фізіогномічні стигмы (метки). Опытный психолог-фізіогноміст практически мгновенно по лицу, глазам, ушам и председателю может распознать основные черты характера человека. Каждый уважающий себя будущий медик должен выучить основы физиогномики, чтобы уметь распознать душевную сущность больного. Ведь еще Гиппократ учил: “Более важное знать кого ты лечишь, чем что ты лечишь”. Существенно повлияла на развитие представлений о природе психического деятельность выдающегося психолога Г.И.Челпанова.

         Г.И.Челпанов считал, что душа является “артистом”, который руководит музыкальным инструментом, то есть мозгом. Как артист может играть только тогда,  когда есть инструмент, так и душа может оказывать влияние на тело лишь в том случае, если есть мозг.

         В двадцятих-тридцятих годах ХХ века общепризнанным центром изучения психологии мирового масштаба стала харьковская школа. К сожалению в тридцатых годах  большинство ученых из Харькова были переведены в Россию.

         Нерядовой вклад в развитие общей психологии сделал одесский психолог Л.С.Рубинштейн. Его фундаментальный двохтомна труд “Основы психологии” является обязательным учебником для изучения общей психологии в университетах.

         На современном этапе развития человечества когда бурное развитие науки и техники исчерпывает естественные возможности все чаще на авансцену выступает так называемый “человеческий фактор”,  значительная роль в котором принадлежит психологии. Специальность психолога становится все более престижной, а каждая цивилизована человек должен знать основы психологии.

         Общая психология изучает структуру психической деятельности человека и основные закономерности протекания психических процессов   (ощущения и восприятия, памяти, внимания, мышления и интеллекта, эмоций и волевые деятельности, сознания, самосознания, подсознательных и несознательных процессов). Одной из основных задач общей психологии есть изучение личности, ее структуры и основных проявлений. Общая психология все психические процессы рассматривает  через призму личности.

         Обязательным условием современных знаний о человеке является постулат о единстве тела и психики. Современная психология обязательно учитывает влияние состояния тела на психику и влияние психики на соматическое состояние.

         В Х1х-хх веках сформировались множество отдельных отраслей психологической науки в том числе и предмет медицинской психологии. 

         Предметом медицинской психологии являются разнообразные особенности психики больного и их влияние на здоровье и болезнь, а также обеспечение оптимальной системы психологических целебных влияний, в том числе всех обстоятельств, которые способствуют обслуживанию больного, которые правомерно объединяют в систему медик-пациент.

         Таким образом, медицинская психология способствует не только улучшению необходимых контактов с больными, более быстрому и наиболее полному выздоровлению, но и предупреждению болезней, здравоохранению, воспитанию гармоничности личности.

         Более широко медицинская психология изучает весь диапазон целебных или гиблых влияний личности человека и межличных отношений на ее здоровье и болезнь.

         Медицинская психология разделяется на общую и специальную.

         Общая медицинская психология изучает:

1.     Основные закономерности психологии больного человека

2.     Психологию родственников и близких больного.

3.     Психологию медицинских работников, как по отношению к больным и ее близких, так и по отношению друг к другу.

4.     Психологические аспекты общения медика с больными и их родственниками.

5.     Психологическую атмосферу лечебно-профилактических заведениях.

6.     Учения о внутренней картине заболеваний, психосоматические и соматопсихічні взаємовпливи.

7.     Влияние личности на ход заболевания.

8.     Психологические аспекты медицинской деонтології.

9.     Психологические основы психотерапии, психогігієни и психопрофілактики.

Специальная медицинская психология раскрывает ведучі аспекты врачебной этики при общении с конкретным больным и при определенных формах болезней. Главное внимание при этом обращают на:

1.       особенности психологии больного с пограничными формами нервно-психических расстройств (наиболее чувствительных и ранимых больных), которые фактически являются объектом деятельности врача дорогой специальности;

2.       психологию больных на этапах подготовки, проведения хирургических вмешательств и в послеоперационном периоде;

3.       особенности психологию больную, какие страдають разными заболеваниями (сердечно-сосудистыми, инфекционными, онкологическими, гинекологическими, кожными, нервно-психическими);

4.       психологию больных с дефектом органов и систем (слепота, глухота, глухонемота и др.);

5.       медико-психологічний аспект трудовой, военной и судебной экспертиз.

         Элементы медико-психологічного, психогігієнічного влияния можно видеть в особенностях подхода к больному врачей давности. Египетские врачи внимательно обследуя больного, высоко ценили значение анамнеза, а исследованию поддавали не только “человеческое тело”  (у нас соматическое исследование) не только то, которое “выходит из него, – кал, мочу, мокроту, кровь” (прообраз параклінічних исследований), но и особенности его духовной  жизни.

         В арсенале лечебных средств египетской медицины рядом с химическими, физическими и биологическими использовались и психические формы влияния на больного, в частности словесные, мимические и пантомимические действия.

         Сирийский врач Сараджа в свое время говорил больному: “Гляди, нас трое: я, ты и болезнь. Если ты будешь на моей стороне, нам двум будет более легко перебороть ее”.

         Нужно отметить, что медицинские школы Персии выпускали врачей трех профилей: “исцелителей св’ятістю”, “исцелителей законом” и “исцелителей ножом”.

 

         Наиболее высокой подготовкой славились первые. Их обязанностью было лечение в широком смысле этого слова и тонкое, мудрое, умное использование в нем высших душевных качеств врача, того, что в настоящее время мы называем психотерапией в практике лечения. Вторые зцілювали законом, то есть занимались устранением причин болезни. Их называли иначе – “мастерами здоровья”. Третьи, как видно из названия, занимались хирургической помощью.

         Греческая медицина, видно, переняла в ходе  своего развития много рациональных достижений как египетской, так и персидской медицины. Уже в ІІ веке греческая наука и медицина достигли небывалого развития. Успехи греческой медицины настолько широко известны, что вряд ли стоит на них останавливаться. Лишь напомним, что изучение основ морали, доброжелательности, в том числе и врачей, достигло в этот перілд высокого уровня. “Природа – учил Аристотель, - дала человеку в руки оружие – интеллектуальную моральную силу, но она может пользоваться этим оружием и в зворотньому направлении, потому человек без моральных принципов становится нечеловеческим и диким существом, недостойным в своих половых и вкусовых инстинктах”. П.дкреслюючи практическую важность доброжелательного отношения к людям, Демокрит учил, что “нужно приучать себя к доброжелательным делам и поступкам, а не к речи о добропорядочности”.

 С именем Гиппократа, этого большого мыслителя и врача Елади, связана  клятва, которую в течение  многих веков давали  выпускники высшей медицинской школы. Не случайно и то, что в тексте клятвы особенное внимание уделено утверждению высоких моральных качеств врача, которые обеспечивают наиболее гуманные формы общения с больными.

          Крылатыми стали слова отца медицины Гиппократа: “Медицина часто утешает, порой облегчает, редко зцілює”. В этом “утешении” – глубокое медико-психологічний содержание.

 

         Мыслители  Древнего Рима развивали передовые взгляды на междучеловеческие отношения. Цицерону принадлежат слова: “Существуют две первопричины справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу”. Эти слова легли в основу повседневной медицинской практики.         

         После открытия в 1518р. Линарком в Лондоне Королевского колледжа врачей и начала курса лекций по медицине в Оксфордском и Кембриджском университетах в Англии значительно изменяется представление о лечении. Локк и Сиденгам неоднократно обращались к систематизации качеств, необхіжних студенту-медику. Сиденгам специально подчеркивал роль психики в развитии болезней внутренних органов.

         В начале ХІХ века значительно растет авторитет французской медицинской школы. Большие ее представители: Морелей, Маньян, Шарко, Бернгейм, Жане, Бабинский – не только подтверждали роль психики в развитии болезней внутренних органов, но и выполняли исследования, направленные на разработку закономерностей ее влияния. В университетах Германии этого времени впервые вводятся лабораторные методы работы студентов. Становится все более полным и разносторонним представление о медицине как науке, представление о медике как о специалисте, который получает необходимую подготовку  для предупреждения и лечения болезней. Формируется этот тип медика, эти отношения врача и больного, которые в основном типові для нашего времени.

         Развитие самобытной российской медицины отличалось, в частности, тем что уже основоположники ее обращали внимание на необходимость суворго учета учета психологии больного. Я.М.Мудров в книге “Слово о способах учить и учиться медицине”, выданной в 1820р., говорил молодому врачу: “Теперь ты познал болезнь и знаешь больного, но знай, что и больной тебя познал и знает, какой ты. Из этого ты можешь сделать вывод, которое нужно терпение, рассудительность и напряжение ума около кровати больной, чтобы выиграть все его доверяние и любовь к себе, а это для врача важнейшее”. Каждый уступок врача должен быть продуманным и построенным с таким расчетом, чтобы все элементы его лечили.     

Важен вклад в развитие передовой психологии внес И.М.Сеченов. Его “Элементы мысли” и ряд других работ  в действительности пронизаны мотивом гуманности.  В 1900р. изучая нервную регуляцию функций внутренних органов, И.П.Павлов (1849-1936) впервые досказал, что психические факторы влияют на  секрецию слюны и желудочного сока. Позже это стало основой не только для исследования обстоятельств, которые обеспечивают учебу и изменение условных рефлексов, но и для построения совсем нового раздела биологии и физиологии – физиология высшей нервной деятельности. В самом понятии “условный рефлекс” раскрывается глубокое единство организма с окружающей средой.

         Одновременно с развитием павловської физиологии В.М.Бехтерев (1857-1927) со своими сотрудниками и учениками вносит новое в морфологию и физиологию мозга. Он, в частности, раскрывает постоянное изменение в деятельности центральной нервной системы, которая обусловлена непрерывными влияниями на органы чувств переменных влияний деятельности и вместе с тем влияниями постоянной імпульсації со стороны внутренних органов и систем.

         Как и каждая наука, медицинская психология имеет свои методы, которые используются при разработке теоретических и практических рекомендаций. Основными видами этих методов является: 1) наблюдение; 2) специальный эксперимент; 3) личностные опросы; 4) прожективні тесты.

         Медицинская психология, как современная наука сформировалась относительно недавно и потому кое-что отстает от решения тех требований, которые ставит перед ней жизнь.

 

История становления психологии как науки

 

 

«Психология имеет длинное прошлое, но достаточно короткую историю» (М.Еббингауз)

1872 Дарвин (1809-82) публикует «Проявления эмоций у людей и животных».

1876 Бейн учреждает журнал Mind («Ум»).

1879 Вундт учреждает Психологический институт в Лейпцизи. Частью своей работы Вундт видел изучение таких соціо-культурних феноменов как язык, религия, мифы и волшебство; психология была для него не только общенаучной, но и социальной дисциплиной. С этим связан тот факт, что сторонники позитивизма в психологии отбросили вундтовський проект психологии. Понадобится около 100 годов для того, чтобы психология опять вернулась к изучению культурных и социальных феноменов.

 1890 Джемс (1842-1910) публикует «Принципы психологии”.

Фон Еренсфельс (1859-1932) публикует статью Uber Gestaltequalitaten, которая становится основой для формирования Австрийской школы гештальтпсихології.    

1895 Лэ Бон (1841-1931) публикует «Психологию толпы». Болдуин (1861-1934) публикует «Психическое развитие ребенка и расы», где предлагает теорию, по которой индивид в онтогенезе повторяет историю человечества.

1900-01 Мид в первый раз читает ежегодный курс лекций по социальной психологии на факультете философии в Чикаго. Он никогда не делал письменные заметки к своим лекциям. Курс, читаный Мидом в 1927 г., будет возобновлен уже после его смерти по студенческим конспектам и выданный в 1934 г. за названием «Ум», «Я» и общество» (Mind, Self and Society: from the point of view of а social behaviorist).

1909 Фройд, сопровождаемый Юнгой (1875-1961), читает 5 лекций по психоанализе в честь 20 годовщины университета Кларка, Массачусетс.

1910 Малиновски едет из Лейпцигу в Лондон, где в Лондонской школе экономики он учреждает социальную антропологию как дисциплину.

М.М. Ковалевский читает лекции по социологию в Психоневрологическом институте в Петербурге и предлагает свою концепцию коллективной социальной психологии подобную из тардовской: «...єдиний средство познать [...] психологию масс - это выучить всю совокупность их верований, оснований, удач, обычаев и навыков». Ковалевский подчеркивает в этой связи важность анализа сказок, былин, пословиц, писаных и неписаных законов и так далее, чем очень похожий из Вундтом.

 1912 Уотсон читает серию лекций в Колумбийском университете, начиная систематически развивать біхевіористські идеи. Вертгеймер (1880-1943), Коффка и Кхлер (1887-1967) во Франкфурте проводят первый эксперимент, который ведет к установлению гештальтпсихології.

1919 Данлоп публикует статью «существуют ли инстинкты?», в которой ставит под вопрос инстинкт как объяснительный конструкт.

1921 Фрейд публикует «Массовую психологию и анализ человеческий Я» - первую из серии книг, в которых он перемещает свое внимание из анализа клинических случаев на анализ культурных феноменов. У «Массовой психологии» Фрейд развивает идеи Лэ Бона и Тарда о психологии толпы.

1922 Льва-Брюль (1857-1939)  публикует “Первобытное мышление”, где обосновывает свое мнение, что ментальность примитивных народов носит мистический и до-логічний характер и отличается от рационального и логического мышления характерного для западной цивилизации.

1924 Флойд Олпорт издает свою книгу “Социальная психология”, тем самым закрепляя социальную психологию как экспериментальную и поведенческую науку. Он объясняет социальные феномены в чисто біхевіористських сроках на уровне отдельного индивида.

1926-29 Дискуссии в советской психологии, которые касаются марксистской перестройки психологического знания, в результате которых социальной психологии отказано в самостоятельном статусе. Социальная психология отождествляется с признанием социальной обусловленности психики, которая не нуждается в «отдельной» научной дисциплине (Блонский). Социальная психология как изучение социальных групп, коллективов и институтов «гражданства» в СССР не получает. Начало изоляции советской психологии от мировой.

1932 Бартлетт публикует «Запоминание: экспериментальное и социальное исследование». Очевидный міждисціплінарний характер этой работы, которая соединяет как психологию так и антропологию. Лурия (1902-77), Виготский и Коффка отправляются в экспедицию в Узбекистан и Киргизию для изучения «зависимости психических функций от историко-экономических условий».

1935 Мерчисон выдает «Учебник социальной психологии» (Handbook of Social Psychology). Коффка публикует «Принципы гештальтпсихології» на английском.

1937 Р.Олпорт становится редактором Journal of Abnormal and Social Psychology на целых 12 лет. Он также публикует «Личность: психологическая інтепретація», в которой індивідуалізуває понятие личности так же, как недавно индивидуализировал понятие установки. Создается журнал Public Opinion Quarterly.

1945-47 Под руководством Левина в Массачусетском технологическом институте создается Исследовательский центр групповой динамика.

Густав Ичхайзер (1897-1969), венский социолог, который эмигрировал в США, публикует в Чикаго свою монографию «Природа непонимания в человеческих взаимоотношениях». Ичхайзер на 20-30 лет предусмотрел много идей, которые касаются аттрибуції, управление впечатлением, влияния идеологических факторов на межличностное восприятие. Однако, не имея поддержки в научных кругах, он был отдан полному забвению к середине 80-х гг.

1958 Хайдер публикует «Психологию межличных отношений».

1962 Выходит в свет «Структура научных революций» Куна, что потрясає рациональные основания позитивистской науки и идеи кумулятивного развития знаний. Научная истина - результат социального соглашения в научной среде, а не открытие «объективной» закономерности имманентной природе. Начало пост-емпіріцізма в психологии, по выражению Гергена.

1963 Витгенштейн продемонстрировал, в какой степени использование психологических предикатов зависит от общепринятых лингвистических конвенций. Его труды стимулировали анализ языковой детермінації таких понятий как «ум», «ощущение», «мотивация» и др. и оказали серьезное влияние на становление следования социального конструкціонізму в психологии.

1966 Выходит в мир «Социальное конструирование реальности» Бергера и Лукмана, в которой артикулюється идея, что социальные объекты не существуют сами по себе, но конструируются и трансформируются в процессе коммуникации людьми, которые активно осмысливают окружающая реальность.

 

Вопрос для самоконтроля

 

1.     Что изучает общая и медицинская психология?

2.     Что в давние времена понимали под сроком “душе”?

3.     Где и когда возникла психология как отдельная наука?

4.     Вклад отечественных ученых в развитие общей и медицинской психологии

5.     Основные методы медицинской психологии

6.     Основные причины отставания развития медицинской психологии

7.     Для чего знание основ общей и медицинской психологии необходимо медику?

Современное состояние и пути оптимизации сохранения психического    

              здоровья  и социально правовой помощи населению Украины

 

 Современное состояние психического здоровья населения  отображает  трансформационные процессы в нашем государстве, которые охватили не только экономику, но и систему социальных отношений.

 Реформирование служб предоставления психиатрической помощи осуществляется за направлениями: 

-         предоставление преимущества лечению пациента в привычных домашних условиях;

-         внедрение технологий, направленных на минимизацию стационарного лечения; 

-         гарантирование максимальной доступности специализированной психиатрической помощи.

         В 2000 году Верховной Радой Украины принят Закон “О психиатрической помощи”. Последний  определил правовые и организационные мероприятия по обеспечению граждан психиатрической помощью, выходя из приоритета прав и свобод личности, установил обязанности государственных органов относительно защиты прав и законных интересов тех,  кто страдает  психическими расстройствами, и  создание надлежащих условий для предоставления им психиатрической помощи и качественного уровня жизни в обществе.

         Основными документами, которые определяют стратегию развития медицинской отрасли, стали выданы в 2000 году Указы Президента Украины “О дополнительных мероприятиях по улучшению медицинской помощи населению Украины” от 8 августа 2000 года и “Концепция развития здравоохранения населения Украины” от 7 декабря 2000 года. Значительным шагом в реформировании системы здравоохранения стало принятие 20 июня 2000 года постановления Кабинета министров Украины “О комплексных мероприятиях по внедрению семейной медицины в системе здравоохранения”.

 За последние годы отечественная психиатрия прошла сложный путь трансформации. Получено первые  позитивные результаты стабилизации и улучшения отдельных показателей психического здоровья. В то же время, существует ряд существенных проблем и нерешенных вопросов.

 

                        Задание и направления реформирования службы охраны

                                             психического здоровья

 

         Главные задания и приоритетные направления развития службы здравоохранения психического   предусматривают:

-         разрабатывание государственной комплексной программы здравоохранения психического и целевых программ за направлениями “Психиатрия катастроф”, “Суицидология”, “Судебная психиатрия”;

-         научная разработка и внедрение в практику медицинских технологий, предоставления лечебно диагностической и профилактической помощи больным с психическими расстройствами на этапе первичной медико-социальной помощи на принципах семейной медицины;

-         усовершенствование системы информационного обеспечения  путем создания информационно-аналитического и мониторингового центра психиатрической службы здоровья;

-         последующее осуществление научно обоснованной программы оптимизации и реструктуризации сети психіатричнх заведений здравоохранения;

-         планирование и проведение исследований исключительно за приоритетными, социально значимыми и экономически обоснованными направлениями;

-         усовершенствование системы кадрового обеспечения отрасли за счет активного привлечения к лечебно диагностическому процессу психотерапевтов, медицинских психологов, на реабилитационном этапе – социологов и социальных работников.

         Стратегия улучшения здравоохранения психического должна осуществляться за такими направлениями:

-         поэтапное увеличение государственных ассигнований на здравоохранение и их эффективное использование;

-         повышение качества медицинских услуг, переориентация здравоохранения на предупреждение заболеваний;

-         обеспечение приоритетного развития первичной помощи, введения общеобязательного государственного социального медицинского страхования;

-         обеспечение доступности медицинского обслуживания для социально незащищенных слоев населения путем утверждения гарантированного уровня безоплатной медицинской помощи;

-         последующее совершенствование правовой базы здравоохранения психического, ее приведения в соответствие с международным правом и тому подобное.

          Тенденции развития психиатрии позволяют прогнозировать в ближайшем будущем последующее сближение ее с другими клиническими дисциплинами и постепенное перенесение акцентов в лечении психически больных из фармакотрапии на психо- и соціотерапевтичні виды помощи. Это будет способствовать правильному пониманию единственной категории “здоровья человека”, положительно отразится на отношении общества к психически больных, реально уравняет их права с правами больных соматическими болезнями. На этом фоне можно ожидать постепенного изменения структуры психиатрической службы, в которой значительное место  займут разные внебольничные звенья и специализированы психиатрические отделения в составе многопрофильных лечебных центров. На первый план в деятельности психиатров, психотерапевтов, медицинских психологов должны выйти вопросы превентивной (предохранительной) психиатрии, охраны и укрепления психического здоровья населения.

 

          Роль предмета “Психическое здоровье” в формировании мировоззрения и подготовке кадров к практической деятельности. 

 

         Реформирование в психиатрии предусматривает гуманную и высококвалифицированную помощь, защиту прав и свобод пациента, ориентацию на его личность, на адаптацию в обществе лиц, которые страдают психическими расстройствами. В этой связи меняется профессиональная направленность работы врачей, растет требовательность к их профессионализму, изменяется профессиональная ориентация.

         Организация работы медсестер строится за новыми моделями. В своей работе медицинская сестра должна отойти от традиционной модели (клинической), при которой она, владея многими медицинскими манипуляциями, выполняла лишь функции исполнителя назначений врача и перейти к работе в новом качестве – работе за медсестринською моделью. Переход от одной модели к другой связан  с необходимостью специальной профессиональной подготовки, знанием новых технологий медицинского досмотра.

        

         Здоровье – непревзойденная ценность человечества и заинтересованность в сохранении и укреплении здоровья сопровождает всю историю человечества, начиная из древних цивилизаций. Эта потребность была главной движущей силой развития медицины вообще и системы организации здравоохранения в частности.

         Перед системой охраны здоровье появляется задание обеспечить население страны квалифицированной, общедоступной профилактической и лечебной помощью наивысшего уровня, которая бы предоставлялась сетью психиатрических лечебных, профилактических и реабилитационных заведений.

         Неотложная потребность современности – рост престижа сестринского дела, повышения уровня  квалификации мед.персоналу на современном этапе развития системы здравоохранения. На эту потребность влияют много факторов, а именно: изменения демографической ситуации (одряхление населения); рост распространенности психических расстройств, самоубийств среди населения; значительное количество абортов и динамика рождаемости,  самое низкое за послевоенный период нашего государства; ухудшение здоровья женщин и детей,  их наркоманізація  и другое.

         Новые реалии здравоохранения, к которым принадлежит интенсивное развитие  первичной медико-санитарной помощи на принципах семейной медицины, развитие стаціонарозамісної помощи (дневных психиатрических стационаров, патронажа) также влияют на расширение объема профессиональной деятельности медицинских сестер.Сестринский персонал в системе первичной медико-психіатричної помощи становится равноправным участником осуществления всех видов лечебно-профилактической работы в семье. Сфера деятельности их включает не только медицинскую,  но и психологическую помощь в формировании здорового образа жизни и тому подобное.

         Этим сдвигам должны способствовать деятельность Ассоциации медицинских сестер Украины, созданной у 1997 г., и решения Второй Европейской конференции Всемирной организации здравоохранения из сестринского дела и акушерства, которая состоялась в 2000 г. в Мюнхене. Принято решения направленные на улучшение  учебы и последующей подготовки сестринского персонала, внесения изменений законодательного характера относительно регламентации взаимоотношений между медицинскими сестрами и другими категориями работников здравоохранения. На конференции была принята клятва медсестры.

 

 

                  

         Итоговый документ конференции получил название “Мюнхенская декларация”.

         В программах подготовки врачей соответствующее место занимает предмет “Психическое здоровье” как наука об общественном здоровье в системе его охраны. Это определяется необходимостью понимания взаимосвязей показателей здоровья, в том числе психического, с разными факторами, которые влияют на него.

         Таким образом, все это будет способствовать удовлетворению потребности населения в реализации права на здоровье, предусмотренного международными нормативно законодательными документами.

 

         Взаимосвязь предмета “Психическое здоровье” с другими науками

 

Предмет “Психическое здоровье” тесно связанный с такими медицинскими дисциплинами, как психология, социальная и клиническая психиатрия, психотерапия, социальная медицина и организация здравоохранения, экологическая психиатрия, гигиена, психопрофілактика,  и рядом психологических и педагогических наук – общей и экспериментальной психологией, трудовой терапией, социологией, философией и тому подобное.

         Предмет “Психическое здоровье” влияет на развитие  общетеоретических вопросов социологии и экологии и соотношения социального и биологическое в развитии психики, анализ компонентов, которые входят в состав психических процессов, развитие и расстройства психики, роль личностного компонента в структуре разнообразных форм психической деятельности.

 

 

Общая стратегия концепции здоровья

 

         Концепция здравоохранения ВООЗ

 

         Всемирная  организация здравоохранения в генеральной концепции для национальных служб здравоохранения “Здоровья для всех в двадцать первом веке” определила, что оно базируется на трех фундаментальных ценностях:

здоровье как определяющее право человека;

справедливость в отношении здоровья и солидарность в действиях между странами, так и всего общества в каждой стране;

ответственность отдельных личностей, групп населения и организаций за последующее развитие здравоохранения, также их участие в этом процессе.

 

До главных общих стратегических заданий деятельности системы здравоохранения принадлежит:

сохранение и укрепление оптимального уровня здоровья населения, в том числе психического, и продолжения полноценного  долголетия;

изучение влияния условий и факторов, которые обусловливают позитивные и негативные сдвиги в системе здоровья;

овладение методами индивидуальной и коллективной психогігієни и профилактики,  способами саморегуляции.

 

         Сущность индивидуального и популяційного здоровье

         Индивидуальное здоровье - здоровье отдельного человека, имеет два варианта:

1.     Теоретический – здоровье определяется как идеал, к которому нужно стремиться. Самым полным является определение Всемирной организации здравоохранения (ВООЗ):

 

         “Здоровье – это состояние полного биологического, социального и психологического благополучия, когда функции всех органов и систем уравновешены с окружающей средой, отсутствуют какие-то заболевания, болезненные состояния и физиологичные дефекты”.

2. Практический – индивидуальное  здоровье определяется как “здоровый или больной человек”, при этом главным является состояние организма при котором он способен полноценно выполнять свои функции.

Популяцийне здоровья – здоровье населения  отдельных его групп в стране, области, регионе. Популяцийне здоровья – это условно статистическое понятие. Для его определения не существует единственного критерия, потому в практической работе используют комплекс медицинских показателей:

демографические (рождаемость, смертность, ожидаемая продолжительность жизни и тому подобное);

заболеваемость (общая,  госпитальная, инфекционная, психическая);

физическое развитие (морфофункціональний и биологический, гармоничность);

донозологічний состояние (иммунитет,  сопротивляемость систем, активность ферментов и тому подобное).

 

         Факторы, которые обусловливают здоровье

 

         В формировании  уровня психического здоровья значительную роль играют факторы риска (эндогенные, экзогенные).

 

Фактор риска – это дополнительное неблагоприятное влияние на организм, которое повышает вероятность возникновения заболевания или наступления смерти.

         Интенсивность влияния отдельных групп факторов разная и колеблется в значительных пределах.

Первое место за влиянием на здоровье, в том числе психическое, посідає образ жизни ( больше 50 %) – это курение, злоупотребление алкоголем и наркотиками, гиподинамия, плохие материально-бытовые условия, вредный труд, нерациональное питание, неблагоприятный микроклимат и другое.

Второе место занимают факторы  окружающей среды

(состояние воздуха, воды, продуктов питания, уровень радиации,                 естественные катаклизмы, антропологическая деятельность человека и тому подобное) – около 20 %;

 На третьем месте за силой влияния на здоровье находятся биологические факторы (возраст, пол, наследственность, конституция и тому подобное) – 20%;

Четвертое место занимают сугубо медицинские факторы – лечебно-профилактические  и санитарно противоэпидемические мероприятия ( прививка, качество предоставления медицинской помощи и тому подобное) – 10 %.

 

         Из приведенных данных можно сделать вывод:

самым главным направлением усилий для сохранения и укрепления здоровья населения является улучшение способа и качества жизни и состояния окружающей среды.

 

 Человек как объект психического здоровья

 

Современный этап  общественного развития характеризуется последующим ускорением темпов жизни во всех сферах: социально-экономической, производственно-технологической, культурной, научной и тому подобное.

         В связи с бурным  развитием научно-технического прогресса  интенсивно развиваются  процессы урбанизации, средства массовой коммуникации и компьютеризации, растет активность жизни, которая требует ускорения скорости хода психофизиологических и соматических реакций организма человека, которые обеспечивают оптимальное приспособление  его к окружающему среды.

 Выросла роль психического фактора во всех сферах жизни общества, усилился интерес к психическому здоровью.  Возникла необходимость всестороннего изучения биологических и социальных  факторов в формировании  нормальных психических функций человека и в развитии  психических расстройств с учетом возможностей изменения реактивности организма и нервно-психических функций, патоморфозу болезненных расстройств.

         Издавна возникновения психических расстройств рассматривали из позиций тесного взаимодействия причин биологического и социального характера:

биологическую природу и социальную сущность человека и взаимодействую в его строении двух сложных подсистем (организму и личности), двух уровней организации психической деятельности (психофизиологической и социально психологической);

тесную взаимосвязь человека и окружающего среды в определении основных его свойств, непосредственное или опосредствованное влияние на них постоянно изменяемых социально-экономических и экологических условий.

 

         Расширение понятия о сущности человека стало основой для более глубокого понимания природы психических явлений, в частности:

сочетание в клинике психического заболевания болезненных расстройств, компенсации и защиты, філо-, и онтогенетический приобретенных  пристосувальних (адаптационных)  механизмов;

патоморфозу  психических заболеваний и расстройств, связанных со многими факторами, в том числе с опосредствованным влиянием изменений в окружающей и социальной среде.

 

1. Понятия нормы как оптимального функционирования систем организма                                                                                                                     

 

         Человек как объект психического здоровья может рассматриваться как диалектическое единство двух подструктур – биологической (организменной) и социальной (личностной) . Организм как биологическая подструктура может находиться  в двух биологических состояниях – нормальному (норма) и патологическому (патология). Личность, как социальная подструктура, тоже может находиться в двух социальных состояниях – здоровому (здоровье) и больному (болезнь).

 

                           Биологические критерии нормы

 

         Попытки  определения нормы и здоровья в сфере психической деятельности были уже в далекой давности, но они были недостаточно успешными, потому что основывались на основе разных философских и теоретических концепций. Максимальное же приближение к истине в данном вопросе возможно лишь из позиций оценки психических явлений на основе общего учения о норме в биологии и медицине.

         “Нормальное” в обычном словоупотреблении является  синонимом “типичного” и “значительно распространенного и среднестатистического”, однако такая характеристика понятия расходится с научной его интерпретацией. Никто не отрицает важность в медицине статистических данных, они имеют большое значение при определении нормы, но  не могут быть единственным критерием. Норма включает  у себя не только среднестатистические варианты, но и серию отклонений от этих вариантов, зависимых от многих параметров.

Одним из наиболее глубоких определений нормы для  живых систем есть характеристика ее как функционального оптимума (наиболее благоприятного). Под оптимальным функционированием (деятельностью) живой системы понимают наиболее согласованное и эффективное сочетание в ней всех процессов. Оптимальное состояние – наилучший из реально существующих однородных состояний, который наиболее отвечает определенным условиям и задачам функционирования.

         Для нормального функционирования живого фундаментальное значение имеет жизнеспособность системы, которая основывается на внутрисистемных отношениях, а также способность к приспособлению (адаптации), без которой невозможно поддержание нормальных состояний как функционирующих, так и систем, которые развиваются.  Из всех видов адаптации особенно следует выделить конкурентнспроможність. Таким образом, нормальной живой системой является система жизнеспособная, то есть коадаптована, адаптированная к среде и конкурентноспроможна.

         Норма есть  биологическим оптиумом живой системы, то есть являет собой интервал оптимального функционирования живой системы. Этот интервал имеет переменчивые границі, в пределах которых сохраняется оптимальная связь организма со средой, а также выяснения  всех его функций.

         Нормальная система – это всегда оптимально функционирующая система. При таком понимании нормы даже те показатели, которые выходят за пределы среднестатистических, включаются как оптиум. Нормальное для человека то, которое есть для нее оптимальным; так индивидуальное включается в типичное. Поэтому среднестатистическое понимание нормы должно быть дополнено биооптимальным.

         Теория нормы – это не только  теория оптимальных процессов в организме, но и оптимальных экологических связей человека со средой, оптимальных междучеловеческих и других отношений, которые поддерживают функциональную систему организма.

         Таким образом, найважливими критериями нормы живых систем, которые должны быть использованные в определении нормы психической деятельности, является их жизнеспособность, оптимум функционирования, адаптированная к среде, в том числе и к социальному, конкурентноспроможність в широком понимании этих понятий.

         Биологическая адаптация человека к среде – это, в первую очередь, способность обеспечения психосоматической и соматопсихічної жизнедеятельности, как выражение нормального функционирования анатомо-физиологических механизмов. Однако нормальное из биологических позиций не есть одновременно и социально нормальным.

         Все выше перечислены критерии нормы  должны распространяться и на психологическую структуру личности, на ее социально психологические свойства и на отношение к окружающей социальной среде. Для человека характерно не только приспособление к среде, но и активное его превращение, даже  к пределам революционным. Соответственно для нормального функционирования общества недостаточно только нормальной биологической структуры его членов. Рассматривать норму (здоровье) человека необходимо с учетом его социальной сущности – как целостное явление (человека), а не только его часть (биологическую). Как писал А.А.Добролюбов, “животно-здоровой организации недостаточно для человека: для нее необходимо здоровье человеческое”. Говоря о человеке, следует помнить и о вторую его составляющую – индивидуально психологическую и социально психологическую нормы, то есть ее способность усваивать их и адекватно использовать свои психологические свойства в общении с другими людьми.

 

                   Психические критерии нормы

 

         Попытки  обоснования понимания психической нормы в психологии и психиатрии находим еще у древних философов, которые отмечали трудности в нахождении четких пределов, поскольку между нормальными и болезненными явлениями существуют самые разнообразные и многочисленные переходные состояния.

         В определениях психической нормы,  которые предлагались разными авторами, как правило, отображается сложность и многогранность предмета.

         В общем понятии нормы человека можно выделить отдельные конкретные нормы: норму анатомического телосложения и его частей; норму физиологичных функций; норму отдельных психических проявлений (сознанию, самосознанию, самоконтролю и тому подобное.); норму трудовой активности и социального общения; норму моральных установок; норму правовых отношений и тому подобное Все они дополняют друг друга, имеют свою сферу применения и оцениваются комплексно.

         Психическая норма – это индивидуальная динамическая совокупность психических (індивідуально- и социально психологических) свойств конкретного человека, который позволяет ей адекватно к своему возрасту, полу и соціальнго положению познавать окружающий мир, приспосабливаться к нему и выполнять свои биологические и социальные функции соответственно личных и социальных потребностей,  и  общепринятой морали.

         С понятием психической нормы тесно связано понятие психического здоровья, поскольку  психическая норма предусматривает и наличие психического здоровья. Норму и здоровье следует  рассматривать в единстве, но не отождествлять их и не понимать как синонимы.

         В преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения (ВООЗ) дано определение понятию “здоровья”: состояние полного физического, духовного и социального благополучия,  а не только отсутствие болезни или физических дефектов. Однако, как и всякое общее определение, оно имеет существенные недостатки, в частности, понятие душевного и социального благополучия слишком широкое и не отвечает даже практическому пониманию здоровья. И психически здоровый человек в определенных тяжелых ситуациях свое состояние и социальное положение субъективно может воспринимать как неблагоприятное. В то же время, гіпоманіакальний больной убежден в собственном благополучии.

         Исходя из данного ВООЗ определения здоровья, Н.Е.Лакосина  и И.К.Ушаков подчеркнули, что для него наиболее типичными  является:

структурная и функциональная сохраненность систем и органов человека; индивидуально высокое приспособление организма к типичному для него физической и социальной среды и, накінець, сохранение привычного самочувствия, которое всегда является наиболее тонким барометром душевного и социального благополучия”.

К психическому здоровью они также отнесли: причинное обоснование  психических явлений, их необходимость и обусловленность, упорядоченность, соответствующую возраста человека зрелость эмоций;  максимальное приближение субъективных образов  к реальной деятельности, гармонию между отображением реальности и отношением человека к ней; соответствие физических и психических реакций силе и частоте внешних раздражителей; критический подход к обстоятельствам жизни; способность к саморегуляции поведения в соответствии с нормами принятыми  в разных коллективах;  соответствие реакций обстоятельствам социальной среды ; чувство ответственности   за потомков,  членов семьи; чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных обстоятельствах; способность изменять способ поведения  залежноі от изменения жизненных ситуаций; самоутверждение в коллективе (обществе) без вреда для остальных членов; способность планировать и осуществлять жизненный путь и другое. 

         Перечислены  требования к психическому здоровью могут быть реализованы  при условии, что отдельные психические функции (индивидуально психологические и социальные) осуществляются гармонично и адекватно окружающим условиям и обеспечиваются адекватной деятельностью головного мозга. Отсюда психическое здоровье понимается как результат здоровых соматопсихічних и психосоматических, личностных и естественно социальных взаимоотношений.

         Таким образом, психическое здоровье – это относительно стойкое состояние организма и личности, который позволяет человеку осознанно, учитывая свои физические и психические возможности, а также окружающие естественные и социальные условия, осуществлять и обеспечивать свои индивидуальные, общественные, биологические и социальные потребности на основе нормального функционирования психофизиологических систем, здоровых психосоматических и соматопсихічних отношений в организме.

         Психическое здоровье предусматривает отсутствие болезни и патологического состояния в мозговых системах, которые обеспечивают психические функции, но не исключает возможность возникновения в экстремальных условиях таких переходных психофизиологических и социально психологических реакций, которые выходят за пределы общепринятых норм (физиологичных, индивидуально психологических, социальных, правовых и тому подобное) и в то же время не требуют для их компенсации медицинских мероприятий.

         Высокий уровень психического здоровья характеризуется не только нормальным функционированием мозга, но и нормальными поведенческими проявлениями, однако психическое здоровье не всегда совпадает с психической нормой, особенно в его социально психологической части, в частности, при отсутствии психической патологии могут наблюдаться ненормальные поступки. Затруднения в разграничении  патологии и здоровья приводят в соответствии с трудностями разграничение здоровья и болезни, но комплексная оценка психического состояния с учетом биологических и психологических показателей позволяют положительно решать вопрос.

        

2.     Общебиологическая природа болезни. Биологические и социальные                                факторы психической адаптации и дезадаптации

 

         Болезнь  являет собой не только страдание организма и личности, но и нарушение привычной, адекватной системы взаимодействия человека с миром, который ее окружает. Одним из важнейших механизмов возникновения болезни есть срыв адаптационных и компенсаторных механизмов на разных уровнях организации функциональных систем организма за счет индивидуально экстремальных  факторов внешней среды.

         Здоровье и болезнь отличаются количественно и качественно. Болезнь предопределяет невозможность управления жизнедеятельностью организма в оптимальном режиме. Возникают такие повреждения компенсаторных механизмов в организме, при которых его реакции на внешние раздражители становятся неадекватными. “Патология,  писал А.Д.Сперанский, не только нарушение нормально существующих, но и создание новых отношений, которых не знает физиология.  Патологически составлена комбинация  тканей, органов, систем и процессов обусловливает особенную форму проявлений биологических закономерностей”.

         При определении общебиологической природы болезни учитывают два основных положения, которые характеризуют сущность живой системы.

Живая система – генетически самобновительная  система, способная хранить свою морфологическую структуру с помощью механизмов саморегуляции, активно приспосабливаться к внешней среде. Живая система воспринимает, хранит, превращает внешнюю информацию, энергию и активно реагирует на них благодаря пристосувальним механизмам. В этом понимании живая система рассматривается как реактивная система.

Норма как мера жизнедеятельности организма в конкретных условиях среды, в пределах которой количественные изменения физиологичных процессов содержатся на оптимальном уровне механизмами реактивной саморегуляции.

         Исходя из этих положений, О.П.Петленко дал общебиологическое определение болезни. Болезнь являет собой процесс превращения нормального состояния в патологический, связанный с реактивно обусловленными изменениями оптимальной меры компенсаторно-пристосувальної саморегуляции живых систем или из екстремальністю внешних влияний.

         Таким образом,  болезнь следует рассматривать как результат нарушения взаимодействия разных внутренних и внешних факторов, при котором происходит расстройство жизненно важных функций на органном, личностном и социальном уровнях.

 

          Биологические и социальные факторы психической адаптации и дезадаптации

                                    в  развитии  психических расстройств

 

         Психические расстройства  являются специфически человеческими. Сформировать модель психозов у животных невозможно  (шизофрению, другие), кроме невроза у собак, который удалось вызывать И.П.Павлову и его последователям,  и то лишь относительно близким к неврозу человека.

         С точки зрения физиологии человек качественно отличается от животного наличием второй сигнальной системы, которая делает ее личностью, то есть объектом не только биологическим, но и социальным. Кроме того, человек – продукт исторического развития и рассматривается с учетом исторических и социально-экономических  особенностей общества, частицей которого она является. Храня связки с природой, она становится существом социальным.

         Человек – высшая  степень развития природы, она способна  к самоорганизации, воссозданию и саморегуляции. Человек не только приспосабливается к условиям жизни, но и активно изменяет среду, что ее окружает.

         Взаимодействие биологического и социального в человеке осуществляется благодаря интегрирующей роли психики, которая соединяет биологическое (организм) и социальное (личность) на нейродинамической основе, которая развивается и совершенствуется в зависимости от социальных условий жизни. Нейропсихична строение организма человека осуществляет связки (интеграцию) по отношению к его внешней (естественного) и внутренней (социального) среде.

         Общественные отношения изменяются быстрее, чем биологическая природа человека, но, вместе с тем, изменения социальных условий способны ускорить и биологические изменения (например, акселерация) и наоборот – биологические факторы играют значительную роль в социальном развитии человека, будучи психобиологической основой личности. Индивид рождается с унаследованными биологическими задатками, а в дальнейшем развивается в определенных социально исторических условиях и всестороннее  развитие своих способностей   получает только в обществе.

         Давно известные единство соматического (телесного) и психического (духовного) в человеке и зависимость психического от его материального субстрату – головного мозга и организма в целом.

         Исключительная роль  биологического фактора проявляется редко и преимущественно при   наследственных захворюванняїх (болезнь Дауна, фенилкетонурия и другие),  в известной мере в случаях аффектных расстройств и шизофрении.  Однако практически во всех этих случаях роль декомпенсуючого, провоцирующего или этиологического фактора выполняют внешние влияния, в том числе социальные, за  своей интенсивностью превышают адаптационные возможности организма. Поэтому развитие  нервно-психических заболеваний преимущественно объясняется с позиции теории дезадаптации организма и психики человека до  природы и социальной среды, что ее окружают.

         Психические заболевания, включая нарушение функций биологической основы (головного мозга) и психики человека (социальной по содержанию и механизмами формирования) всегда свидетельствуют о поражении адаптационных возможностей тех или других составляющих и их взаимодействия.

         И.В. Давидовский выдвинул положение, что “за своей биологической сутью всякая болезнь является пристосувальним явлением” и этот тезис был положен им в основу определения болезни: “болезнь – это тоже жизнь, а,  соответственно, и приспособление организма к особенным условиям существования”.

         Непрерывный процесс  приспособления организма к окружающему среды происходит  не только тогда, когда человек  находится в здоровом состоянии, но и тогда, когда она заболела. И.В.Давидовский писал: “Приспособление не синоним здоровья, и болезнь -  не возражение, а форма приспособления”, потому что “неправильно смотреть на процессы адаптации организма  как на процессы всегда безболезненные”.

         Здоровье и болезнь, как особенные состояния человека, связанные с адаптацией: чем лучше человек адаптируется к естественным и социальным факторам, тем высший показатель общественного здоровья. Здоровье и болезнь отличаются тем, что в первом случае адаптация осуществляется в пределах нормальных реакций, а во втором – при измененной  реакции.

         В ходе биосоциальной революции проходит адаптация межличностных (социальных) отношений: экономических, социально-политических, морально психологических, то есть проявляется как  “социальная адаптация”.

         Социальная адаптация – это процесс включения личности в социальную среду, характер которой связан не только с усвоением существующих общественных отношений, этических норм, ценностных ориентаций соответствующей среды, но и с соответствующей перестройкой социально-экономических отношений с целью приведения их в соответствие с уровнем развития производства.

         Социальная дезадаптация во всех ее формах обнаруживает существенное влияние на здоровье, в том числе и психическое. Болезнь является результатом нарушения приспособления человека к  биологической и социальной среде, которая ее окружает.

         Основная причина “социальной дезадаптации заключается в диспропорции, несоответствия современных условий жизни человека к условиям ее формирования как биологическому виду, дисгармонии естественных ритмов, характерных для нее как биологического вида, что и обусловливает физиологичные нарушения и болезни. Дисгармония ритмов естественной жизни и ритмов, предопределенных образом жизни современного общества, - найуніверсальний механизм и наиболее общая причина патологии личности. Заболевание является проявлением неприспособленности людей  как к естественным, так и к социальным факторам.

         При психической дезадаптации люди находятся с перегруженной нервной системой, в состоянии функциональной аритмии, лишь немного из них могут преодолеть дисгармонию ритмов внутренней и внешней среды и установить между ними равновесие. Об этом свидетельствуют данные  распространенности  заболеваемости на неврозы, в структуре которых  растет число лиц со сложными вегетативно-вісцеральними формами их соматизации. Главный конфликт цивилизации ХХ ст. – глобализация, непрерывный рост технического и промышленного прогресса оплачивается постоянным  регрессом человечества, обеднением человечности. “Приспособление, - пишет социолог Й.Бодамер, - это главный социально этический лозунг нашей эпохи!”.

 

          Пределы психической нормы и психических расстройств

 

         Пределы  психической нормы и патологии были и остаются важнейшим вопросам,  еще не достаточно решенным: может ли диагностическая система различать норму и патологию?; как установить межу между аномальным и нормальным психологическим функционированием, если такое возможно вообще? Отсутствие в пределах существующих систем правил установления нижних границь для диагностики каждого конкретного психического расстройства является проблемой создания всех существующих вариантов классификаций психических расстройств.

         Однако, к психическим расстройствам, выходя из общего определения болезни, относят те, которые являют собой активный патологический процесс с характерным для него началом, ходом и окончаниям, для каждого из которых типичная соответствующая психопатологическая симптоматика.

         Психическая болезнь – это болезненное расстройство психики, при котором нарушаются індивідуально- и социально психологические свойства личности, которые возникают в результате активного патологического процесса в головном мозге, приводят к потере человеком способности  к осознанной, индивидуально и социально целеустремленного поведения и действий в окружающем мире, к критической самооценке своего положения в нем, адекватного саморегулирования психических проявлений и переживаний.

         С чисто медицинских взглядов до них могут быть приравнены острые кратковременные психотичні реакции, декомпенсации психопатий, неврозы, алкоголизм и другие болезни, но их нельзя отождествлять с психическими болезнями, поскольку одни из них (неврозы) не приводят к разрыву социально психологических связей, что характерно для психоза, а другие – не имеют признаки болезненного процесса, отсюда и потребность выделения клинической группы предельных психопатологических (промежуточных между здоровьем и болезнью) состояний.

         В психиатрической науке прошлого доминировала биологическая модель психических расстройств. В последние десятилетия акцент сделан на важную роль личности с ее социальной сущностью, потому доминирующей есть биопсихологическая модель, согласно которой:

Предел между психически здоровыми и психически больными людьми  переменчив, потому нормальные люди могут заболеть, если столкнутся с достаточно тяжелой психологической травмой;

Психическое заболевание можно представить в виде состояний разной   степени тяжести – невроз, пограничные состояния и психоз;

Неблагоприятное сочетание вредных факторов окружающего среды и душевного конфликта вызывают психическое заболевание;

Механизмы развития психического заболевания у индивида “запускаются” психологическими факторами.

         Таким образом, психическая болезнь за своей характеристикой не только количественно, но и качественно отличается от психического здоровья, асоциального и антисоциального поведения психически здорового человека.

 

 

Детерминанты психического здоровья

 

         Образ жизни и психическое здоровье

Образ жизни – это биосоциальная категория, которая интегрирует представление об определенном типе жизни человека и характеризуется ее трудовой деятельностью, бытом, формой удовлетворения материальных и духовных потребностей, правилами индивидуального и социального поведения.

         Всемирная организация здравоохранения среди детерминант здоровья на первое место выносит здоровый образ жизни (див.мал.), от которой на 60 процентов зависят здоровье и качество  жизни.

         Здоровый образ жизни – это такой стиль существования, при котором через применение определенных методов влияния на организм и его окружение уровень жизнедеятельности организма становится оптимальным, находит проявление постоянное совершенствование и использование потенциала организма без задания ему вреда, причем активность организма и его возможности сохраняются к самой старости.

         На здоровый образ жизни влияют такие факторы: влияние психоактивных веществ (алкоголь, наркотики, курения, седатики);  материально-бытовых и производственных условий жизни (доступность основных продуктов питания, количество неудовлетворительных факторов жизни  и преморбидных состояний) и тому подобное, которые формируют восприятие собственного качества жизни, психические и поведенческие расстройства. Чем лучший образ жизни, тем более качественное здоровье индивида и общества и наоборот.

         Современный подход к больному совмещает три основных вида терапевтической деятельности: биологическую, психологическую и социальную, поскольку каждый из этих расстройств дезорганизует психическое равновесие и социальное функционирование человека, особенно при психосоматических и психических расстройствах.

         Понятия здоровья (ВООЗ) как состояния полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие заболевания или физических изъянов, охватывает динамику заболевания и психологическое взаимодействие из микро- и макросоциумом, собственное отношение к себе и других, возможности самореализации, полноценное социальное функционирование, которое является особенно важным для психического здоровья. Психическое здоровье – это есть состояние психической сферы, основу которого составляет ощущение душевного комфорта, который обеспечивает адекватную поведенческую реакцию. Сегодня для оценки эффективности социального функционирования индивида разработанные и использующиеся  еще и дополнительные критерии – показатели качества жизни как гармония внутри человека, между человеком и миром, к которой стремится пациент, медики и все общество.

ВООЗ определяет “качество жизни – это восприятие человеком своей позиции в жизни, в том числе физического, психического и социального благополучия, независимости, качества среды, в которой он живет, степени удовлетворения конкретным уровнем жизни и другими составляющими психологического комфорта.

         В сфере психического здоровья параметры концепции качества жизни широкие и многогранные, охватывают все вышеуказанные аспекты и нераздельно связанные не только со здоровым  образом жизни, но и со всеми детерминантами здоровья.

 

Психология больного

 

Общие закономерности внутренней (аутопластичної) картины болезни

 

         Аутопластична картина болезни является по своей сущности субъективным восприятием ее больным.  Она имеет 4 основных стороны:

1)     сенсорную (локальные боли и расстройства)

2)     эмоциональную (страх, тревога, депрессия, надежда, то есть эмоциональные переживания)

3)     волевую (усилие больное справиться с болезнью, позаботиться об обследовании и лечении и довести их до конца)

4)     рациональную и информативную (знание о болезни и ее оценка).

Эти стороны (сферы) формируют горизонтальные связки в аутопластичній картине болезни. В действительности психические процессы всех этих сторон переплетаются в разных комбинациях и нередко формируют “вертикальные связки”. Примером  такой “вертикальной” связи является факт так называемой рационализации, когда рациональный компонент в большей или более малой мере поддается влиянию безсвідомими процессами. Например, больной, который уклоняется от хирургического вмешательства  “объясняет” это тем, которое не верит в успешный результат операции, когда в действительности главной причиной является скрытый страх перед операцией

    

     Обусловленность аутопластичної картины болезни

 

         Проявления аутопластичної картины болезни определяют 6 основных факторов: 1) особенности болезни; 2) обстоятельства при которых протекает болезнь; 3) преморбід личности; 4) социальное положение больного; 5) характер больной; 6) отношение больное к своей болезни.

Особенности болезни: острая, хроническая, которая необходима помощь или лечение (амбулаторное или стационарное, консервативное или хирургическое), имеют ли место сильные боли, ограничения подвижности, неприятные косметические симптомы.

 

Обстоятельства, при которых протекает болезнь:

 

Проблемы и “Кто будет беспокоиться о семье? Кто будет платить за лечение? (Медикаменты являются очень дорогими. Должен ли я в это время написать завещание? Сохранится ли за мной работа? Идет сокращение и  растет безработица.) Говорит ли мне врач правду? Компонентные медики ли по своему делу? Не запьет ли человек, пока я знаходжусь в больнице? Не распадется ли семья, когда мне придется пойти на инвалидность? Не слишком ли я нагрешил(ла) в жизни? Не является ли болезнь расплатой за прошлые грехи?” и тому подобное.

Среда, в которой развивается болезнь. Домашняя среда, если оно является гармоничным, есть более благоприємним для переживания болезни; Вне домашней обстановки люди хуже переносят болезнь, особенно в чужой необычной стране без страхования и без надлежащих финансов. Аналогичное значение имеет также характер больничных условий; подавляющее действует пребывание с умирающим больным, пребывание в закрытом инфекционном или психиатрическом отделении.

Причина болезни: вопрос, считает ли больной себя виновником болезни или других. Например, при травме, полученной явно по вине пострадавшего, он проявит больше собственного активного усилия к выздоровлению, чем тогда, когда виновником травмы являются другие, а особенно, в том случае, когда он может получить  компенсацию, страхование, пенсию или другие выгоды. Аналогичная ситуация возникает и тогда, когда новое заболевание является осложнением в результате лечения другой болезни. При этом здесь под угрозой находится доверяние к последующему лечению, особенно у этого врача.

 

Преморбид личности то есть  которой  была личность перед заболеванием. При этом имеют значение, главным образом, следующие факторы:

Возраст: в детском  возрасте на первое место выходит эмоциональная, непосредственно инстинктивная (першосигнальна)  сторона болезни и ситуация вокруг нее: боль, боязнь боли  и всего неизвестного, разлука с родителями, ограничение свободы передвижения.  На склоне лет большое значение имеет боязнь одинокости в болезни, страх смерти. Старший человек часто отождествляет себя со своими однолетками, друзьями или родственниками, которые постепенно умирают, сравнивают их заболевание со своими болезнями, задумываются или не подошла их очередь.  Опасение и неуверенность нередко усиливаются поведением врача, который  обследовал больного, но не проявил к нему надлежащего понимания и интереса. В среднем возрасте отходят на задний план явления, которые сопровождают болезнь – боль, состояние неопределенной тревоги и тому подобное, а наибольшее значение приобретают  опасения последствий болезни. Эти последствия могут быть непосредственными, например, освобождение из работы, снижения заработной платы с  осложнением отношений в семьи, которые выплывают из этого, или долговременными, например, перевод на другую работу, проблемы последующей жизни, частичная или полная потеря работоспособности, изменение членов семьи отношению к больному в семье.

Степень общей чувствительности к неприятным факторам, например, до боли, шума, необычных больничных запахов. Здесь имеют значение врожденные качества, воспитания, тренировки и опыт. В этом плане является некорректным говорить об избалованности, низкой сопротивляемости организма и недостаточной  закалке. Нужно воспринимать как реальность, что больные с повышенной чувствительностью реагируют на неприятные раздражители более выраженно чем другие.  Но повышенная чувствительность не есть протипоказом для детального обследования пациента. Больные с повышенной сопротивляемостью, напротив, недооценивают свои ощущения, пренебрежительно относятся к своевременному обследованию и лечению.  Вот почему  необходимо объяснить таким больным возможность неприятных последствий  пренебрежительного отношения к себе.

Темперамент больной. Эмоциональные больные более склонны к страху, жалю, в большей мере колеблются между безнадежностью и оптимизмом. Более сдержанные натуры относятся к своей болезни более рассудительно. Необходимо особенно подчеркнуть, что внешние проявления и особенно демонстрация уверенного выражения не всегда отвечает внутреннему эмоциональному состоянию больного.

 

Социальное положение больного.

         Для большинства больных болезнь означает социальные невыгоды и экономические потери, потому они пытаются как можно  быстрее выздороветь. Но иногда,  болезнь, а точнее временная неработоспособность, может быть источником определенных  выгод. Например, заболел бизнесмен, для которого время - это деньги, потому он активно старается выздороветь и даже недолеченным выходит на работу. Другой использует бюллетень неработоспособности для ремонта квартиры, дома, если материальное положение не позволяет нанять ремонтную бригаду. Женщина с маленьким ребенком, агравуючи,  может дольше побыть с ребенком в дома, а не отводить ее в детский садик. Если заболеет человек, который имеет высокую должность или престижную работу на контрактной основе, она, как правило, старается как можно быстрее выйти на работу, чтобы показать свою незаменимость (особенно, когда  среди подчиненных есть талантливые, трудолюбивые люди).

         Всегда была проблема так называемых “очень важных персон”. Раньше нашей стране для них функционировали специальные лечебные заведения. В настоящий момент кроме лиц, которые занимают высокое положение в обществе (работники госадминистрации, банков), появились новые категории людей, которые претендуют на это положение. Это новоявленные обогащенные  граждане, которые претендуют на особенное отношение к ним. Они требуют применения наиболее современных методов обследования, иногда сами оплачивают их. За ходом их лечения должны (по их убеждению) “медицинские светила”, их больничная палата, “повинная” быть максимально комфортабельной и тому подобное.

         В медицинской психологии отдельно рассматривается проблема врача, который заболел. Теоретически состояние  здоровья медицинских работников должно быть лучше, чем у другого населения. Но на практике ситуация часто является противоположной.

 

Характер и шкала  ценностей.

                                                                                                   

         Люди с низкой степенью ответственности по отношению к своим сотрудникам и обществу иногда используют болезнь для своей пользы. В период, когда им выплачивают деньги по листку неработоспособности, подрабатывают на стороне, занимаются  бизнесовым туризмом и тому подобное. Некоторые из них могут при этом навредить своему здоровью. Другие люди просто злоупотребляют бюлетнем неработоспособности ради своего покоя. И, напротив,  люди с повышенным чувством ответственности по отношению к семье, работы или  к обществу нередко преодолевают свои неприятные ощущения и  уклоняются от обследования и лечения.  При заболевании они пытаются как можно быстрее “выздороветь” и опять приступить к работе, даже недолеченными. Таким образом, много зависит от того, как  человек относится к определенным ценностям таких, например, как удобства, здоровье, повышение жизненного уровня, личный успех и чувство ответственности перед обществом.                                                                                                                              

         Имеет определенное значение степень медицинской образованности. Она является реальной оценкой болезни и соответствующей оценкой собственной ситуации. Основы такой оценки закладываются и создаются еще в детстве. Родители и взрослые люди своими высказываниями о болезни, врачах, медицине и лечении могут воспитать у ребенка разные, нередко диаметрально противоположные точки зрения. Другим источником взглядов, которые касаются болезни, лечения и медицинских работников есть собственный опыт ребенка: в одних случаях желания быстро выздороветь, чтобы покататься на только что подаренных коньках, и, напротив, преувеличены выгоды от болезни могут приводить к углублению ощущения болезни и к тенденции заболеть опять в виде так называемого “побега в болезнь”. Так бывает, например, когда иметь преувеличивает свои заботы по отношению к ребенку, который заболел, сверх меры ласкают ее, слишком продолжает период коечного режима и период отсутствия в школе.

         Этот личный опыт имеет значение и у взрослых людей. Он базируется, в в значительной мере, на том, как реагировали на их болезнь родственники и производственная среда. Например, когда в прошлом жена по отношению к мужчине, который заболел вела себя предвзято, упрекала его болезнью, то при повторном заболевании он будет реагировать с опасением и неуверенностью, следовательно, совсем по другому, чем в случае, если бы жена была ему опорой или проявляла гиперопеку.

         Другим источником медицинского сознания является санитарное просветительство населения, которое предоставляет информацию и советы, о здоровье и болезнях. Играет определенную роль степень популярности медицины. Однако следует помнить, что общественность иногда понимает возможности медицины обезображено: или оптимістично-необгрунтована вера в  новые методы лечения, например, рака, в эффективность лечения, которое вызывает омолаживание, или слишком пессимистически – травмирующие психику описания или демонстрации плакатов, где изображены патолого-анатомічні изменения, например, при инфаркте миокарда и тому подобное.

         Прежде чем говорить об отношениях больных к своей болезни остановимся на основных типах больных.

 

Типы больные

 

 

 

         Все больные в определенной мере боятся своей болезни, ее возможных последствий – инвалидности, смерти. Они по-разному реагируют на госпитализацию в больницу, пребывание в ней,  лечение, режим, вынужденную бездеятельность ограничения личной свободы и общения с другими больными. Медицинскому работнику очень важно знать психологию больных.

Выделяют такие основные типы больных:

         Пидозриливи (тривожно-підозріливі). Они –“теоретики” (мислительний тип, за Павловим) и стремятся узнать все о своей болезни от соседей по палате, медицинского персонала, знакомых, из медицинских книг. Но приобретены ими полузнания не способствуют успокоению (их полузнание нередко является вреднее, чем незнание). Невзирая на скептическую настроенность, такие больные легко поддаются внушению в пределах круга неприятных мыслей, которые касаются их болезни. Они не могут лишиться своих навязчивых страхов и вымышленных болезней, хотя и понимают их необоснованность, а временами и нелепость. У таких больных часто бывают мнимые гастрит, язва желудка, холецистит, заболевание сердца.   

Трусливые – близкая разновидность підозріливих. По большей части это люди, которые плохо знают медицину. Их диагнозы ограничиваются словами “печенка”, “сердце”, “председатель”, иногда с уточнением – “рак”, “Инфаркт”, “гипертония”. Но идти к врачу они избегают из опасения, что вымышленный диагноз может подтвердиться.

         Мнимые (истерические) больные отличаются от трусливых тем, что они охотно идут к врачам, поддаются разным, часто неприятным, диагностическим манипуляциям, например, рентгеновскому исследованию желудка, взятию желудочного сока,  дуоденальному зондированию, ирригоскопии но др., аккуратно делают все призначувані анализы. Невзирая на негативные результаты всех исследований и обнадежения врачей, что подозреваемой болезни нет, эти больные иногда годами посещают кабинеты поликлиник.

         Ленивые больные. Это настоящие больные, по большей части хронические. Поскольку болезнь не тяжелая, они не считают ее серьезной. Назначенные лекарства принимают от случая к случаю, “когда вспоминают” или после многоразовых напоминаний. Они часто не придерживаются заказного режима ( например, не делают физическую зарядку, лечебную гимнастику, ежедневные прогулки), не придерживаются назначенной диеты, не отказываются от курения, употребления алкогольных напитков и тому подобное Словом, не выполняют всего того, которое нуждается хотя бы в наименьших усилиях воли или связано с отказом от привычек.

         Углубленные в болезнь (ипохондрические). Больной покорился своей болезни, свыкся с ней, иногда считает ее неизлечимой, однако скрупулезно выполняет все предписания и рекомендации врачей. День больного расписан по часам. На специальном листе размечено время принятия лекарств, посещения поликлиники для принятия физиотерапевтических процедур, дни приема у врача. Больной все время, систематически, несколько раз на день измеряет температуру, считает пульс, очень интересуется результатами многоразово повторяемых анализов. Если у него гипертоническая болезнь, то он по поводу всякого добивается повторного измерения давления;  если “сердечник”,  то добивается повторение ЭКГ и так далее Внимательно следит за новинками в отрасли медицины, выписывает журнал “Здоровье”, имеет дома фармакологические и другие медицинские справочники. Он всегда следит за новыми препаратами и, посещая врача, выясняет, можно ли ему принимать их.

         Болезнь стала содержанием и целью жизни больной. Выздоровление может лишить его интереса к жизни.

         Активные больные. Это позитивный тип больного. Он трезво относится к своему заболеванию, не огорчается, не требует избыточного внимания к себе. Спокойно и добросовестно выполняет все назначения, активно помогает врачу в борьбе с болезнью. Настроение у него равно, бодро: он уверен в своем выздоровление и терпеливо ожидает его. Такой больной быстро привыкает с больничным режимом, с соседями по палате. Вынужденная бездеятельность не обременяет его. Он находит себе занятие:  читает, пишет, что-то мастерит, при возможности помогает  другим больным  в палате.

         К этой же категории принадлежат большинство неизлечимых больных, обреченных на инвалидность: парализованные, те, которые потеряли конечности, слепые но др. Они не подчиняются своей болезни. Больные с параплегией благодаря своей активности избегают развития пролежней, сами обслуживают себя при расстройствах тазовых органов, привыкают самостоятельно пользоваться тележкой. Слепые осваивают чтение книг с выпуклым шрифтом, разные  ремесла, нередко становятся лекторами, преподавателями. Глухонемые учатся в специальных школах разговаривать, читать, писать и приобретают специальности.

         Во всех случаях инвалиды благодаря своей активности и используя так называемую остаточную работоспособность становятся полезными членами общества. Этот процесс называется реадаптацією (вторичное приспособление к труду) или реабилитацией (возобновление общественного состояния больного наравне со здоровыми людьми).

         Замечательным примером победоносной воли может быть жизнь писателя Николая Островского, который будучи парализованным и слепым, продолжал творческую деятельность, диктуя свои произведения матери и жене.

         Капризные, суетливые больные. Раздражительность свойственна многим больным как в результате их болезни, вынужденного пребывания в больничной палате и многих других обстоятельств. Но среди разных больных выделяется категория суетливых, нетерпеливых. По большей части это молодые люди, связанные с физическим трудом или с машинами и другой техникой. Они считают, что человеческий организм также своеобразная машина. Они ожидают от медицины и требуют от ее представителей быстрого “ремонта”. Им некогда ожидать, пока сломанная кость срастается. Им кажется, что обломки можно склеить или сварить, как сваривают металлические конструкции. Эти больные всегда в претензии к врачам и конфликтуют с ними. Они нарушают установленный для них режим. Это в них ломаются гипсовые повязки, развязываются бинты и случаются разные “аварии”. Они утверждают, что медицинская сестра делает инъекции не так, как нужно, и не туда, куда следует, дает не те лекарства. Своей суетливостью и нетерпением они часто сами задерживают свое выздоровление и выписку из больницы.

         Аграванти и симулянты. Аггравацией называется сознательное преувеличение симптомов болезни. Симуляция – это предъявление вымышленной, мнимой болезни. И то и второе случается не так редко.

         К аггравации склонны истерические лица. При исследовании они охают, стонут, вздрагивают от каждого прикосновения. Жалобы их преувеличены. Практически межу между аггравацией и симуляцией не всегда легко провести.

         В большинства случаев с помощью аггравации и симуляции больные хотят получить какие-то выгоды или преимущества: получить или продлить больничный листок, пенсию или компенсацию за производственную травму, дополнительную жилую площадь в соответствии с характером заболевания, приобрести путевку на курорт и тому подобное.

         Настоящие симулянты всегда надоедливы и нередко нагло назойливые. Они не останавливаются ни перед любыми средствами для достижения своей цели.

            Дисимулянти. Диссимуляция – это укрывательство своей болезни или физического изъяна. Чаще всего диссимулируют лица, которые вступают к вузам и другим организациям и заведениям, а также душевно больные. Да, нередко диссимулируют депрессивное состояние больные маниакально-депрессивным психозом,  добиваясь преждевременной выписки из больницы (иногда с целью самоубийства).

           Адекватные больные. Их поведение отвечает гармоничному типу реагирования на болезнь.

         Понятное дело, названные типы не охватывают все разнообразие больных, с которыми придется иметь дело медицинским работникам. Они только иллюстрируют, как важно медицинскому работнику знать каждого из своих больных.

 

 Психологические типы реагирования на болезненное состояние

 

 

         В связи с тем в патогенезе соматических заболеваний важную роль играет психологический фактор, знания  типов реагирования соматически больных своим состоянием могут быть использованы, рядом со специфическим биологическим лечением, для психотерапевтического влияния с целью изменить отношение больное к своему состоянию и окружающему среды, которая будет способствовать не только устранению отдельных симптомов болезни, но и эффективности лечения.

1.     Гармоничный – этот тип характеризуется правильным, рациональным отношением к болезни, стремлениям активно способствовать лечению, а при неблагоприятном прогнозе – переключением внимания  на другие дела и интересы.

2.     Тревожно депрессивный – у этих больных преобладает тревога и подавленность, непрерывное беспокойство относительно неблагоприятного течения болезни, опасения возможных осложнений. Сомнения в эффективности лечения совмещаются с требованиями знакомства с объективными данными обследования, постоянным поиском новых средств лечения, намерением найти дополнительную информацию о болезни и методах лечения.

3.     Депрессивный – подавленность сопровождается пессимистическими взглядами на возможность вылечивания и выраженными депрессивными высказываниями. Особенный интерес к обследованию и лечению они не проявляют, предварительно убежденные в плохих результатах.

4.     Обсесивно-фобичний (навязчиво тревожный) – при этом варианте тревожная нерешительность больше касается не реальных, а возможных осложнений болезни, а также мало реальных жизненных затруднень, связанных с болезнью. Мнимые опасения волнуют больше, чем реальные.

5.     Ипохондрический – постоянная сосредоточенность на болезненных ощущениях, переживание и непрерывные разговоры о болезни ведут к преувеличенному субъективному восприятию имеются, поиску мнимых посторонних болезней. Желание лечиться совмещается с недоверием в его успех: требования обследования – со страхом вредности диагностических процедур и другое.

6.     Неврастенический – для больных характерные вспышки раздражительности при болях, страданиях, нетерпеливість  с неспособностью ожидать результатов лечения.

7.     Дисфоричний (гневливый) – больные этой группы отмечаются подавленно злостным настроением со склонностью к вспышкам крайнего недовольства, требуют к себе особенного внимания. Скрупулезно выполняют назначение, и в то же время с подозрением и недоверием относятся к новым назначениям.

8.     Эйфорический – повышено настроение больных способствует легкомысленности в отношении к болезни и лечению. Нередко необоснованно они надеются на то, что «сам все обойдется». Поэтому нарушают режим, даже если это ведет к заострению хода болезни.

9.     Анозогнозичний – для этих больных характерное активное отбрасывание мысли о болезни и о ее возможны последствия. Проявления болезни оцениваются как «несерьезные ощущения», потому они нередко отказываются от обследования и лечения, или ограничиваются «самолечением».

10. Апатичный – этот тип характеризуется полным безразличием к болезни, своей судьбе и последствиям лечения. Они теряют интерес к жизни, ко всему, что ранее их интересовало. Пассивно покоряются процедурам и лечению, если их к этому побуждают близкие.

11. Эгоцентрический – болезненные проявления этой группы выставляются на показ близким и окружающим с целью овладеть их вниманием к себе, сопровождаются требованиями исключительной заботы о них.

12. Пренебрежительный больной недооценивает серьезность заболевания, не лечится, не бережет себя и в отношении прогноза обнаруживает необоснованный оптимизм.

13. Нозофобний больной слишком боится своей болезни, повторно обследуется, меняет врачей. Он в большей или более малой мере понимает, что его страхи преувеличены, но не может бороться с ними.

14. Нозофильний связан с определенным успокоением и приятными ощущениями при болезни. Оно вытекает с того, что больной не должен исполнять свои обязанности, деть могут забавляться и мечтать, взрослые читать, или заниматься любимым делом. Семья обнаруживает приятное внимание к больному и беспокоится о нем.

15. Утилитарный является высшим проявлением нозофільної реакции. Он может быть обусловлен тремя мотивами:

А) получить сочувствие, внимание и лучшее отношение к себе;

Б) выход из неприятной ситуации, как, например, тюремного заключения, военной службы, ненавистной работы, необходимость платить алименты;

В) получение материальных выгод: пенсию, отпуск, свободное время.

         Утилитарная реакция может быть более или менее сознательной, она может базироваться и на нетяжелом и не серьезном заболевании, а иногда может наблюдаться и у здоровых людей. Это проявляется в аггравации и симуляции.

         Аггравация – преувеличение признаков заболевания и субъективных жалоб. Такое преувеличение может быть полностью сознательным, но может также обусловливаться эмоциональными мотивами более глубокого происхождения, например, страхом, недоверием, чувством одинокости, безнадежности, ощущением, что никто ему не верит. Переходы от сознательной к менее сознательной аггравации иногда бывают достаточно незаметными, а иногда даже затруднительно уловимыми. Например, больной, в которого были обнаружены незначительные артрозні изменения в пояснично-крестцовом отделе позвоночника и который видел болевую реакцию при приеме Ласега, или знает о ней, от страха преувеличивает выраженность этого симптома (повторное обследование студентами болевого синдрома). Невротик с прерывистым сном утверждает, что он вообще не спит. Мотивация аггравации может быть внешней “объективной”, или внутренней “субъективной”. Пример внешней мотивации: больному нужно отремонтировать свою квартиру и он хочет продлить листок неработоспособности, “усиливая” свои жалобы, заявляя, что ему стало хуже. Пример внутренней мотивации: больной  живет одиноко, страдает мігренями от врача ожидает большего внимания и более частого общения, хочет от него человеческого сочувствия: преувеличивает свои жалобы, чтобы врач чаще посещал его.

        

Симуляция – это состояние, когда здоровый человек сознательно притворяется больным с целью составить впечатление о наличии болезни или ее признаков. Она встречается реже, чем аггравация. Как правило, к ней прибегают достаточно примитивные лица, в которых распознать симуляцию достаточно легко, или, наоборот очень опытные, пронырливые, нахальные и безответственные лица, чаще с істероїдним составом характера.        

Диссимуляция – это укрывательство болезни и ее признаков. Часто встречается в психиатрии при психозах. При других заболеваниях она встречается, главным образом,  тогда, когда  которых определены  объективные или субъективные невыгоды для больного, при туберкулезе – длинное пребывание в диспансере, при сифилисе – выявление контактов, в хирургии – возможность операции. В наше время, когда растет безработица и сокращают рабочие места, больные нередко стараются скрити свою болезнь, чтобы не попасти под сокращение в первую очередь.

         Чем в большей мере удается лишить больного от страха перед обследованием, лечением и последствиями болезни тем, более успешно удается  предупредить диссимуляцию.  Конечно, большое значение имеют и социальные условия.В выявлении аггравации, симуляции и диссимуляции большую роль (нередко основную) играют медицинские сестры, которые, в отличие от врача, постоянно наблюдают за больным. В случае подозрения на нгаявність этих состояний медицинская сестра должна доложить о результатах своих наблюдений лечащему врачу.      

 

     Амбивалентни элементы при переживании болезни

 

         Традиционное представление о болезни несет в себе характер чего-то безусловно негативного. Однако данные психотерапевтических наблюдений свидетельствуют о том, что в субъективном переживании болезни нередко имеет место и противоположная сторона, которая осознано или подсознательно позитивной и приятной для больного, что обусловленно теми выгодами, которые дает болезнь человеку.

         Ярче всего это, проявляются в чистом виде при так называемых кардиальных неврозах. При приступе болезни все разнообразные жизненные  заботы и неуверенность отходят на задний план, а в центр внимания субъекта попадает “больное” сердце. Например, в бувшого ответственного работника, который объективно должен был освободиться от должности в связи с несоответствием должности, возник “сердечный приступ от переутомления на работе” после бурных собраний. Позже он освободился из работы “по собственному желанию из-за состояния здоровья” и следовательно всегда подчеркивал, что именно на ответственной работе он потерял здоровье. Болезнь стала психологическим щитом для сохранения престижа,  которое позволило ему достойно пойти из работы.

         Второй пример: субъективно позитивное восприятие одной из сторон болезни может вызывать усиленное осознание собственного достоинства, особенно у определенных образованных пенсионеров. Такие больные используют свои знания и информацию о болезнях и на глазах других больных становятся в равноценную позицию по отношению к врачу, с которым они “с удовольствием разговаривают как образован человек с интеллигентом”. При хронических заболеваниях из них выходят “опытные больничные пациенты” которые вмещаются в производственных, а иногда и в личные дела в отделении, при чем не всегда тактично.

         Третий пример элементов амбівалентності при переживании болезни. женщины старшего возраста имеют склонность положительно переживать в первую очередь внимание врача, беспокойство и сочувствие медсестры. Улучшение состояния здоровья такие больные часто воспринимают двояко: они радуются что серьезная угроза их здоровью исчезла, но побаиваются будущего: одинокие больные сознательно или бессознательно боятся возвращения в изоляцию от общества. Другие больные с конфликтными ситуациями в семье (например, в рамках системы “свекровь-невестка”) боятся возвращения в конфликтные условия. Это явление называется “боязнью выздоровления”. Понятно, что в этом случае тревога и страх находят не рациональный выход в адекватной деятельности, а в поддержке и провоцировании новых “приступов болезни”. Здесь необходимо примінити соціо- и семейную психотерапию.

 

Культ болезни

 

            Культ болезни – это социальное явление, которое  тесно связано с двойственным неоднозначным отношением к болезни. Известно, что в 30-х годах в Германии считалось недопустимым в обществе разговаривать о болезнях. Это же было и в древней Спарте. Однако сегодня разговоры о болезнях, медицинских обследованиях и модных методах лечения становятся очень частой темой, что смакується в обществе. Создается впечатление, что растущая сложность мира и бурный рост изменений, которые проходят в нем, особенно, среди старших людей ведет до того, что авторитетно они могут вести разговор лишь политику, а также о своих физических болезнях и переживаниях. Нельзя обойти вниманием и тот факт, что чем больше страданий перенес человек при своих заболеваниях, тем большие ее претензии на признание и увлечение ею часто оказываются при повторных обследованиях.      

 

Болезнь и сферы  психики

 

         Любая болезнь в той или иной мере изменяет жизнедеятельность организма, а следовательно влияет на физическое и психическое состояние человека. В свою очередь изменение функционирования психики приводит к видоизменению определенных проявлений заболевания. То есть, ясно проявляются взаємовпливи болезни и психики. Проследим основные из них относительно каждой сферы психической деятельности.

 

Болезнь и ощущение и восприятие

 

 

         Наличие болезни изменяет психологические компоненты ощущения и восприятия. Прежде всего, изменяется порог ощущения и выборочность восприятия. Больной человек начинает настороженно прислушиваться к своим ощущениям, обращает внимание на те ощущения, на которые раньше не обращала внимания. Осознание болезни изменяет осмысление и эмоциональную расцветку ощущений. Одно дело, когда человек просто чувствует голодные боли в желудке, не зная их причину, а другое дело, когда человек узнал, что у нее есть язвенная болезнь желудка. Та же боль воспринимается и осознается совсем по другому.

         Любая болезнь приводит к общей астенізації организма. Вследствие этого порог ощущения снижается и обычные раздражители становятся сверхсильными (гиперестезия). По этой причине больные не переносят яркий свет, шум, запахи, перепадов атмосфериого давления и температуры и тому подобное.

         При тяжелых состояниях, которые сопровождаются оглушением, может развиться общая гипестезия и обычные раздражители больной не будет воспринимать.

         Поражение одних анализаторов индуктирует компенсаторную функцию других. Да, известно, что в слепых значительно улучшается деятельность слуховых, касательных и кінестетичних анализаторов. Иногда в слепых развивается “шестое ощущение барьера” и они достаточно хорошо обходят препятствия. Дидро описал слепого, который точно отмечал начало солнечного затмения, которое зрячие люди могли зафиксировать лишь с помощью специального оборудования. Из истории известно, что Демокрит и Диодор сознательно себя ослепили, чтобы не рассеивать свое внимание на окружающем, а углублено изучать сущность явлений. Следовательно, сенсорная депривація изменяет сам процесс осмысления.

         Снижение слуха нередко приводит к развитию повышенной подозрительности, недоверия. Если такой человек видит, что другие люди о чем-то говорят, она заподазривает, что эти люди обсуждают ее, что-то задумывают против нее. Иногда у таких людей может даже развиться бред преследования, которое требует помощи психиатра.

         Боль изменяет эмоциональное состояние человека. Да, резкие боли в области сердца способны вызывать панический страх смерти, боязнь перед движением. Нередко такого больного успокоить словами невозможно. Сколько раз у него сердечный приступ, столько раз он субъективно “умирает”.

         Между восприятием, осознанием, эмоциями и болезнью прямой и обратной связь. Например, подъем артериального давления вызывает ощущение головной боли. Осознание человеком факта, что у нее высокое артериальное давление вызывает  эмоцию страха перед возможной гипертонической болезнью и ее достоверными последствиями. Эти тревожные переживания усиливают спазмы сосудов и способствуют еще большему повышению артериального давления. Защелкивающийся дефектный круг: повышенный  артериальное давление вызывает тревогу и страх, а негативные эмоции поддерживают и даже усиливают артериальную гипертензию.

         Восприятие длительной сильной боли вызывает сложные переживания изменения внутреннего комфорта со страхом ітривогою за свое здоровье. Потом у астенізованої человека развивается ожесточение, к которому присоединяется депрессия, которая позже перерастает в отчаяние. Как результат у больного развивается своеобразная апатия, при которой круг интересов сужается  лишь вокруг проблемы боли.

         Тоника болей не всегда совпадает с локализацией патологического процесса. Примером этого может быть боль или гиперестезия в зонах Захар’ина-геда. Врач должен объяснить больному причину атипичной боли и необходимость лечить причину, то есть заболевание, которое вызывало боль. Например, у женщины заострился аднексит, а она чувствует боли в бедре и считает, что у нее радикулит. Если ей не объяснить сущность болевого синдрома, женщина может подумать, что невропатолог просто невнимателен или некомпетентен и  не хочет ее серьезно обследовать, а потому “отфутболивает”  к гинекологу.

         Психологическое восприятие боли или других неприятных ощущений не всегда коррелирует с выраженностью органического поражения. Изучая особенности болевого синдрома при остеохондрозе и других поражениях позвоночника, Йорес установил психологический феномен согласно которого интенсивность боли по большей части прямо пропорциональная функциональным нарушением и обратно пропорциональная органическим изменениям (исключением являются метастатические  и ишемические боли при онкологических заболеваниях и инфаркте миокарда).

         Психологическое восприятие физического дефекта  не всегда совпадает со степенью его опасности. Например, искажающий рубец на лице девушки или молодой женщины, который, в принципе, не вредит здоровью, приносит много душевных мук. Это же самое касается плоскостопия, которое не позволяет девушке носить модельную обувь на высоких каблуках. Вынуждено молчание, обусловленное заострением хронического ларингита, субъективно трудно переносится женщинами. Психологами установлено: если женщина ничем не занята и вынуждена систематически молчать больше 20 минут, у нее может развиться невротичное состояние.

         Таким образом,  болезнь изменяет количественные и качественные характеристики сферы ощущения и восприятия. Между ощущением и восприятием с одной стороны и болезнью, с другой стороны, существует прямой и обратной связь. Болезнь изменяет ощущение и восприятие, а измененная перцепция влияет на ход заболевания. Нарушение ощущения и восприятие зависит не только от анатомо-физиологических изменений, вызванных болезнью но и от состояния психики. Медик должен всегда об этом помнить.

Болезнь изменяет практически все характеристики внимания. Прежде всего болезнь существенно изменяет качество жизни и спектр интересов. Больной поневоле начинает фиксировать внимание и мысли вокруг  заболевания, его возможных последствий, своего материального состояния, отношения к нему врачей, медиков, родственников и сотрудников, своей перспективы относительно последующей жизни и работы и и тому подобное. Таким образом, внимание больного нередко рассевается, а качественные характеристики (концентрация, стойкость, переключение) изменяются. Здоровый человек в зоне активного внимания удерживает в среднем 7 (от 5 до 9) объектов. В результате астенізації вызванной болезнью объем внимания уменьшается. А потому больной человек не всегда способен четко сконцентрироваться на инструкциях врача. Следовательно, в этих случаях врачу нужно дать больному инструкции в письменном виде.

         С другой стороны, в большинства больные резко заостряется одностороннее внимание к явлениям и процессам, связанным с болезнью и лечением. Больные практически интуитивно чувствуют степень компетентности и качество  внимания врача (это ли внимание искренно, лишь ли “наигранная”). Больные “прислушиваются” к наименьшим изменениям в состоянии своего организма, к разнообразным ощущениям, на которые раньше не обращали внимания. У некоторых больных развивается избыточная заковываемая внимания к определенным проявлениям болезни, которая обычно ухудшает качество жизни и суживает объем социальных связей.

         Избыточная фиксация внимания на неприятных ощущениях и страх перед возможным заболеванием может стать причиной егогенії, то есть самонавіювання болезни. Егогения чаще развивается у людей с тривожно-помисловими чертами характера, образным типом восприятия и гипертрофированным воображением. Иногда егогенія развивается  у студентов-медиков, которые теоретически изучают симптомы заболеваний, но не имеют практический опыт врачебной деятельности. Избыточное одностороннее внимание может обусловливать односторонность восприятия и осмысления ситуации. Да, в одном из московских медицинских вузов был проведен  следующий эксперимент. Студентам разных курсов, после прохождения определенных дисциплин демонстрировали известный портрет Мони  Лизы и просили выразить свое мнение относительно состояния здоровья этой молодой женщины. В результате оказалось, что студенты, которые выучили ожирение, отметили в Мони Лизы явную склонность к полноте. Часть студентов, которые сдали зачет по эндокринологию, нашли признаки гипертрофии щитовидной железы. А некоторые студенты, которые выучили психиатрию, запідозріли, что ее “непонятная и блаженная улыбка” может свидетельствовать о том, что Мона Лиза могла быть интеллектуально недоразвитой.

Если больные с тривожно-помисловими чертами характера фиксируют и концентрируют свое внимание на наименьших изменениях своего состояния, то больные гіпертимного составлю характеру не обращают внимание не только на начальные проявления болезни, но и на явные признаки ее. Вследствие этого больной начинает лечиться поздно, когда болезнь исправила значительное разрушительное действие на организм и здоровье.

 

 Болезнь и память

 

         Болезнь влияет на сферу памяти. Изнурительная болезнь ослабляет все процессы памяти (фиксацию, содержание и воссоздание). Если нет органического поражения мозга, это явление является временным и носит функциональный характер. В результате ухудшения качества и объема памяти у некоторых больных появляется мысль, что у них “склероз головного мозга”, что их память не возобновится. В этом случае врач должен объяснить больному, что эти явления минучі и после выздоровления память возобновится. Врач не должен забывать, что астенізованим больным с ослабленной памятью и вниманием нужно несколько раз повторить инструкцию, а основные положения лучше дать больному в письменном виде.  Ни в коем случае врач не должен обижаться на больного за то, что он невнимательно его слушал, или не запомнил необходимую информацию. С другой стороны врач не должен заострять  внимание больного на несущественных  неприятностях, связанных с болезнью. Однако во многих больных болезнь вызывает одностороннюю выборочную гипермнезию (усиление памяти). Больные вспоминают, у кого из родственников или знакомых отмечались подобные симптомы заболевания, какое лечение принимали эти люди и чем закончилось заболевание. Причем,  по большей части вспоминаются неприятные или даже трагические факты. Медик должен помнить об особенностях изменений памяти, вызванных болезнью и отвлекать внимание больного от неприятных воспоминаний и ассоциаций, связанных с заболеванием.

                                 

Болезнь и мышление и интеллект

 

Большинство больных пытаются осмыслить причины, сущность и                             

последствия своего  заболевания. Этот процесс осмысления зависит от интеллектуального уровня больного, его осведомленности в вопросах медицины,  его эмоционального состояния  и установки относительно сотрудничества с медиками.

         Прежде всего осмыслению подлежит сущность болезни. Одно дело, когда у больного сезонное острое респираторное заболевание, а другая - когда инфаркт миокарда или сахарный диабет.  У больных художественного типа с богатым воображением болезнь может изменить стиль мышления и оно принимает характер аффектный. В этом случае в процессе осмысления на первый план выступает не логика, а эмоции (прежде всего тревога, страх и депрессия). Для того, чтобы больной понял объяснение врача относительно сущности его болезни, в данном случае, необходимо снять эмоциональное напряжение с помощью психотерапии, а при необходимости и с помощью фармакологических средств.

         Болезнь привносит в сознание человека много проблем и очень часто состояние неуверенности. Больной начинает задумываться  над многими вопросами:

-         Кто будет платить за лечение?

-         Какая цена курса лечения или операции?

-         Кто будет беспокоиться обо мне во время болезни?

-         Кто будет беспокоиться о семьей?

-         Не стану ли я инвалидом?

-         Сохранится ли за мной место работы?

-         Не распадется ли семья?

-         Говорит ли мне врач правду?

-         Достаточная квалификация ли врача?.

У больного возникает множество подобных вопросов, которые он осмысливает сам                          

обсуждает с родственниками, соседями по палате, лечащим врачом, медицинским персоналом. Интересы больного сужаются вокруг проблем, связанных с заболеванием. Нередко больной не может найти однозначный ответ на какой-то вопрос или пакет вопросов. В таких случаях он постоянно думает о том, что для него является наиболее важным. Днем больной имеет возможность в определенной мере отвлекаться от этих мыслей, потому что переключает свое внимание на врачей, лечения, контакты с окружающими. Но ночью он остается наедине со своими мнениями и переживаниями. Эти  мысли, страхи, тревога не дают ему возможность заснуть, обессиливают больного, подтачивают здоровье.

         Медики должны направить мнения больного в правильном направлении, полезном для него. Нужно добиться, чтобы больной ночью спал, а не мучался душевно, чтобы днем он проявлял заинтересованность и активность в лечебном процессе, а не “копался” в своих неприятных переживаниях и мыслях.

         У некоторой части больных болезнь сопровождается наплывом назойливых и сверхценных мыслей, которые доминируют в сознании и появляются у человека вне ее воли. Как правило, эти мысли имеют выраженную эмоциональную расцветку. Содержание мыслей может быть разным: кардиофобия (страх перед сердечным приступом), канцерофобия (страх, что у больного злокачественное заболевание), танатофобия (страх внезапной смерти), никтофобия (страх ночи), сифіло- и снідофобія, страхи, что больной в результате своих переживаний может потерять ум и тому подобное. Медик должен установить наличие таких мыслей, потому что они требуют вмешательства  психиатра.  Пренебрежительное отношение к таким состояниям может привести к суїцидальних действиям  больного.

         Таким образом, болезнь изменяет содержание, форму и качество мышления.  В то же время измененное мышление может влиять на ход болезни, видоизменять ее симптоматику.  Например, аффектное мышление у істероїдних личностей может вызывать істероформну симптоматику функционального характера (ощущение клубка в горле, функциональные кардиалгии, приступы психогенного удушья, истерические параличи и парезы и тому подобное).

         Своеобразные установки и суеверия больного также могут ухудшить его состояние. Например, много больных считают, что при  приступе боли, обусловленной радикулитом, нужно «выгревать» место поражения.  В действительности, в результате действия тепла корешки нервов разбухают, еще больше ущемляются, что усиливает болевой синдром и даже вызывает некроз части нервных волокон. У некоторых больных есть установка, на то что все лекарства являются ядом и их не следует принимать. В результате своих суеверных представлений часть больных старается лечиться не у врачей, а у разного рода целителей, знахарей или обычных шарлатанов. Медики должны уметь вовремя обнаружить сущность негативных установок и вредных суеверие, чтобы принять адекватные и эффективные мероприятия корректирующего характера. 

         Общаясь с больным и объясняя ему сущность заболевания и необходимость лечения, медик должен учитывать степень интеллекта больного, ее кругозор, уровень медицинской осведомленности и направленность установки больного относительно лечения. Понятно, что система объяснений больному с высшим образованием и широким кругозором должна отличаться от стиля просвітньої работы с неграмотным, а тем более примитивным больным. Трафаретный “средний” уровень информации может оскорбить высокообразованного інтелегента, который может заподозрить, что его считают недостаточно грамотным. Но этот же уровень может быть недосягаемым для осознания неграмотным или умственно недоразвитым человеком. Медик должен говорить понятно, убедительно, избегая специфических сроков. Всегда необходимо подчеркивать почтительное отношение к достоинству больного. Недопустимо насмехаться над неосведомленностью или суевериями больного. Напротив, очень полезно выслушать и понять причину ошибочных суждений,  тогда их будет намного легче корректировать. Если больной почувствует пренебрежительное отношение к себе, он по большей части “замкнется” в себе, формально будет слушать медика, но останется при своем мнении. Диалог с таким больным будет напоминать общение “немое с глухим” и будет бесплодным или даже вредным для больного.

         Низкий уровень интеллекта может негативно влиять на ход заболевания, что обусловлено неадекватным отношением к болезни, несостоятельностью осознанно придерживаться требований режима и лечения. Однако не всегда низкий уровень интеллекта препятствует лечебному процессу.По большей части люди с примитивным интеллектом имеют высокий уровень гіпноїдності. Вот почему такие больные легко поддаются психотерапии. Причем, чем более непонятно, містичніше и более «нахально» будет действовать индуктор, тем, как правило, лучшим будет результат. Именно этим и пользуются разного рода провидцы, чудесные «целители» и шарлатаны. Молитва, заговор, магический ритуал и театральные пасы, голос и взгляд вызывают цілительний эффект, который касается лишь функциональных изменений. Медик при проведении психотерапии должен учитывать уровень интеллекта больного, его установку и степень внушаемости.  Однако всегда необходимо уважать личность больного и не терять свое достоинство.

         Таким образом, болезнь имеет прямой и обратной связь с мышлением и интеллектом больного и медицинские работники в своей профессиональной деятельности должны учитывать все возможны нюансы этих взаимоотношений.

 

Болезнь и эмоционально волевая сфера

 

         Дорогое патологическое состояние влияет соответствующим образом на эмоции, переживания и волевую сферу больного. По большей части серьезные заболевания вызывают у больного состояния тревоги и страха, которые иногда могут достигать уровня отчаяния и паники. Длительные заболевания сопровождаются депрессией, которая может трансформироваться в апатию

         Как правило, перечислены типы эмоционального відреагування на болезнь совмещаются с явлениями общей астенізації. В результате этого у больных возникают следующие  основные синдромы психического відреагування на наличие соматической патологии.

1.     Астено-депресивний синдром (на фоне астенізації больного                               

тревожит снижение настроения, тоска, неудовлетворение своим состоянием, ощущение бесперспективности);

2.Астено-фобічний синдром (сочетание явлений астенізації и                                   

 четко определенных страхов, например, кардиофобии);

3.Астено-тривожний синдром (к явлениям астенізації присоединяется тревога и неприятные предчувствия, которые не имеют четко определенного содержания);

         4.Астено-іпохондричний (больной в своем воображении преувеличивает тяжесть своего заболевания, считает себя обреченным или практически неизлечимым, внимательно фиксирует свое внимание на болезненных ощущениях и гипертрофирует их значение);

5.Астено-невротичний (на фоне астенізації отмечается выраженная эмоционально волевая лабильность).

Некоторые патологические состояния, напротив, могут вызывать                                           

 неадекватное повышение настроения (например, выражена туберкулезная интоксикация, органическое поражение лобных долей головного мозга, состояния алкогольного, наркотического или токсикоманического опьянения).

         Душевные муки, вызванные болезнью могут субъективно значительно тяжелее переноситься больным, чем само физическое заболевание. Тяжелое душевное состояние может  привести даже к появлению суїцидних тенденций (например, осознание наличия злокачественного заболевания, или Вич-инфекции). Неадекватное повышение настроения может навредить лечебному процессу, потому что в результате недооценки своего состояния такие больные склонны к нарушениям надлежащего режима и технологии лечебного процесса.

         Как известно, эмоции проявляются не только в субъективных переживаниях, но также и в соответствующем интегральном відреагуванні практически всех органов и систем організма. Да, эмоции изменяют показатели гемодинамики (от гипертонических кризів к коллаптоидным состояниям из знепритомненням), вызывают тахикардию или аритмию сердечной деятельности, усиления перестальтики, или замедление работы кишківника, спазмы сечевого и жовчевого пузыря, потливость, приступы удушья, дрожания и тому подобное. Установлено, что у каждого человека эмоциональное напряжение вызывает характерный именно для этого человека своеобразный психовегетативный синдром. Чем более интенсивная эмоция,  тем ярче проявляются проявления психовегетативного синдрома.

         Эмоции тесно связаны с волевой сферой, которая также изменяется в результате наличия заболевания.  Волевые процессы обусловленные инстинктом самосохранения могут усиливаться. Больной проявляет гіпербулію (усиление волевых процессов) в качестве контрмеры, направленной на борьбу с заболеванием. Иногда гіпербулія принимает односторонний  характер. Например, наркоман на фоне общей гіпобулії и потери интереса к работе, учебе, семье, прошлым увлечениям, проявляет море энергии, решительности, выдержки, хитрости, назойливости и смелости в вопросах, которые касаются добывания дежурной партии наркотика.

         Но в большинства больные в результате астенізації и подавленного состояния волевые процессы ослабевают. На фоне астеничных эмоций инстинктивная деятельность (аппетит, желание действовать и познавать новое, сексуальная активность) снижается, объем социальных контактов сужается, развивается общая слабость и обессиливание.

         Однако наличие стенічних эмоций в виде субъективного решительного протеста против своего состояния, как правило, усиливают волевую сферу и при наличии необходимого количества жизненных резервов могут способствовать более эффективному лечению. Но, если волевая деятельность является больше, чем резервные жизненные силы організма, избыточная трата энергии может ухудшить состояние больное.

         Эмоции влияют на состояние волевой сферы, а возможность или невозможность активной деятельности влияет соответствующим образом на эмоциональное состояние больного. Особенно важным является адекватное влияние на эмоционально волевую сферу на этапе  реабилитационной терапии. Например, каждые несколько дополнительных шагов больного который перенес инфаркт миокарда,  буквально окрилють и добавляют ему веры в выздоровление.

         Между болезнью и эмоционально волевой сферой существует прямой и обратной связь. Болезнь видоизменяет эмоциональное состояние больного. Выраженные эмоции сопровождаются  психовегетативным синдромом, который изменяет деятельность вегетативной нервной системы, а как следствие – функционирование большинства органов и систем організма. Нарушение соматического состояния  эмоционального генеза усиливает негативное влияние болезни на эмоционально волевую сферу. Эмоциональные орушення фиксируются  и становятся выраженнее. Иногда они трансформируются в нежелательном направлении, например, депрессия – тревога – страх – отчаяние – чувство безвиходусуїцидні намерения. Другими словами, болезнь вызывает нарушение эмоционально волевой сферы, а это, в свою очередь, поддерживает патологический процесс.

        

Болезнь и сфера сознания

 

         Патологические процессы обязательно влияют на сферу сознания. Тяжелые патологические процессы, выражена интоксикация, органические поражения головного мозга могут вызывать количественные и качественные изменения сознания. Врач дорогой специальности будет встречаться с разными состояниями  и уровнями исключения сознания: знепритомненням, оглушением, сопором и запятыми. При оглушении объем  сознания уменьшается, качество осознания раздражителей ухудшается. В результате повышения порога ощущения раздражители обычной силы больным не воспринимаются. Обращаться к больному нужно громко, нередко розтормошувати его.  Отвечает больной коротко и только на простые вопросы. При сопоре и запятой сознание больного потеряно и в контакт с ним вступить невозможно. Однако, при сопоре безусловные рефлексы еще сохранены, а при запятой они исчезают. Симптомы исключения сознания свидетельствуют о тяжести состояния больного, которое требует интенсивных действий со стороны медиков.

         Прием некоторых препаратов и наркотиков стимулирующей действия могут улучшать качество сознания, вызывать состояния так называемого “люцидної” сознания. После действия таких веществ у больного обязательно разовьется состояние истощения.

         Кроме количественных могут наблюдаться и качественные изменения сознания (делирий, онейроїд, аменция, сумрачные состояния сознания), которые свидетельствуют о развитии психотичного состояния. Эти виды нарушения сознания будут изучаться при прохождении психиатрии..

         Если количественные и качественные изменения сознания являются признаком тяжелого состояния больного и имеют определенную симптоматику которая привлекает внимание окружающих, то изменения самосознания являются обязательными для дорогой патологии. Прежде всего у больного изменяется самочувствие. Развивается  вязкость, общая слабость, ощущение занемогания. Больной человек осознает, что с ее организмом неладно.

         Самоосознание изменения своего здоровья включает интегральное відреагування всех сфер психической деятельности на болезнь из позиций прямого и зворотнього связку. Такое самоосознание может быть самокритичным и адекватным, а может быть неадекватным, обусловленным установкой, суевериями, аффектной логикой, непониманием сущности заболевания и т.п.

         Именно индивидуальные особенности самоосознания своего состояния, которое основывается на самоанализе, осмыслении и эмоционально волевому відреагуванні на собственную болезнь, лежит в основе так называемой внутренней картины заболевания.

         Ощущение физического негаразда и осознание болезни влияет соответствующим образом на проявления подсознательных процессов. Переусим у больных заостряется интуитивное восприятие отношения к себе, как к больному. Уровень и качество подсознательного восприятия невербальных средств общения (поза, взгляд, мимика, жесты, пантоміміка, тембр голоса, характер пауз в разговоре, признаки искренности, неискренности или растерянности врача и тому подобное) также значительно підвищуєтья.

         Некоторые подсознательные процессы в результате болезни частично временно “блокируются”. Так больному трудно вспомнить в нужный момент необходимую информацию, которая находится в зоне подсознательных процессов. Вследствие этого у некоторых больных развивается страх по  поводу, по их мнению, “угрозы потери памяти”. В некоторых случаях подобные необоснованные переживания требуют  проведения психотерапевтической коррекции.

            В результате астенізації, общего ослабления волевых процессов, которое по большей части совмещается с подсознательной установкой выздороветь дорогим путем у некоторых больных повышается уровень подсознательной гіпноїдності и внушаемости. Это облегчает проведение психотерапии, но может принести больному вред, когда он попадает в руки циничных и нахальных навколомедичних шарлатанов.

                Таким образом, болезнь влияет на сознание, самосознание и подсознательную  сферу больного. Изменение этих сфер в свою очередь влияет на личность больного и на протекание болезни. Адекватное самоосознание своего состояния способствует гармоничному отношению к болезни, а существенные нарушения высшего единства психических процессов приводит к другим формам відреагування на болезнь. Типы  отношения больного к болезни в значительной мере определяют ход ее и эффективность лечения.    

Особенно большое значение в развитии неврозов, неврозоподібних состояний и психосоматических заболеваний (например гипертонической болезни, язвенной болезни желудка, хронического колита и тому подобное) имеет сфера безсвідомого.

         Таким образом, что болезнь изменяет сознание то есть высшее единство всех психических функций человека, а изменения сознания, самосознания, подсознательных и безсвідомих процессов влияют на протекание заболевания.

 

Болезнь и личность больного

 

 

         Одним из постулатов медицины есть принцип “лечить не болезнь, а больного”. Болезнь влияет не только на органы человека, но также на личность больного.

         Фундаметальними основами личности является темперамент и характер. В темпераменте выражаются такие врождены особенности как сила и скорость психических процессов, степень эмоциональной возбудимости, которая проявляется разнообразной интенсивностью внешнего выражения эмоций. У людей со слабым и сильным неуравновешенным типами нервной системы легче возникают так называемые "срывы” высшей нервной деятельности. Вот почему у меланхоликов и холериков легче возникают и важкіше протекают заболевание. Необходимо учитывать особенности типов нервной системы при профилактике и лечении болезней. Даже дозы лекарств должны быть разными для больных с сильным и слабым типом нервной системы. Да, средние дозы седативних препаратов и транквилизаторов являются высокими для меланхолика и вместо седативного эффекта вызывают усиление возбуждения. Если средняя доза лекарств для меланхолика является неэффективной, ее, по большей части, нужно не увеличивать, а уменьшать.

         Холерики склонны бурно реагировать на разнообразные неприятности, связанные с болезнью. Меланхолики реагируют внешне не так бурно, но в своей душе очень глубоко.

         Флегматики трудно приспосабливаются к новой обстановке, а потому они не нужно без крайней необходимости перемещать из палаты в палату. При отвлекающей трудотерапії сангвиникам не рекомендуется подбирать однообразную работу.

         На основе темперамента под решающим влиянием воспитания формируется характер.  Новые условия и требования жизни, обусловленные наличием болезни, влияют на проявления существующие и формирования новых черт характера. Из практики известны так называемые “язвенный” и “желчный” характеры. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки нередко заостряет у больных  склонность более бурно реагировать на неприятности, настроение у них по большей части мрачно депрессивный, они не могут искренне радоваться приятному.  Сущностью “желчного” характера, который развивается в результате застоя желчи в печенке и желчном пузыре, является склонность больных активно искать или провоцировать конфликтные ситуации.

         Хронические заболевания могут вызывать явления психопатизації, то есть значительное изменение проявлений характера и поведения, в результате чего больному становится трудно пристосуватичсь к общепринятым нормам и требованиям относительно сосуществования с окружающими, которые традиционно сложились в обществе.  Особенно выраженно проявления психопатизації наблюдаются при наркоманиях, алкоголизме, туберкулезе, ВОЛ-інфекуванні и увечьях.

         Из курса общей психологии известно, что зрелая  личность имеет определенный запас “масок”, которые обусловливают  характер поведения в разных ситуациях. Если у больного развилась выраженная психопатизація она по большей части корректируется маской “тигра”, которая демонстрирует неудовлетворение  и агрессивность. Однако, по большей части больные и их родственники при общении с медиками используют маску “зайца”, то есть несмелости, нерешительности, пугливости, стыдливости, покорности, догадливости и тому подобное Нередко больной, который достаточно хорошо общается с  медицинским персоналом, при контакте с другими больными или родственниками пользуется маской уязвимости и всем своим видом демонстрирует “Не трогайте меня, мне и без вас плохо”. Иногда за маской безразличия, игнорирования, или даже бравады своим состоянием у больного скрывается неосознанная тревога, которая влияет на общее состояние организма.

         Болезнь изменяет ранговую градацию интересов и ценностей больного человека. Нередко, лишь заболев серьезным заболеванием человек начинает осознавать, что самым ценным в жизни  является именно здоровье. Привычные интересы и потребности человека отступают на задний план, а в центре внимания встают вопросы, связанные с болезнью и ее лечением.

         Однако, доминирующие в сознании человека потребности, интересы и ценности, в свою очередь, могут влиять на ход заболевания. Да, нереализована потребность в самоутверждении и самореализации может стать причиной невроза или психосоматического заболевания. Если у человека доминирует влеченье к накоплению, которое проявляется в крайней скупости, такой больной будет экономить на лекарствах и рациональном полноценном питании, что негативно відіб'є’ься на поступи лечения.  А когда такое лицо будет вынуждено потратить деньги на лекарства и качественные продукты, у нее разовьется состояние внутреннего конфлікта между стремлением к накоплению и необходимостью тратиться, что также вызовет фрустрацію и ухудшит  состояние.

         Е. Берн установил, что составными частями личности является три психологических структуры: “отца”, “взрослого” и “ребенка”. Гармоничный или дизгармонійний развитие этих структур определяет уровень зрелости личности и стиль ее поведения. При болезни удельный вес этих составляющих изменяется.

         По большей части вырастает удельный вес “ребенка”. В связи с этим у больных развивается повышенная капризность, оскорбительность, капризность, плаксивость, эмоциональная лабильность, потребность в повышенном к себе весе, эгоизм, эгоцентризм и другие проявления, которые являются причиной того, что больной начинает поводить себя “как ребенок”.

         У некоторых больных доминирования психологической структуры “взрослого” не дает им возможности расслабиться. Такие больные оценивают свое состояние астенізації как проявление лени и безволия, а потому принуждают себя через силу выходить на работу и интенсивно работать, не обращая внимания на явную потребность в лечении и отдыхе, чем наносят вред своему здоровью.

 

         Из этой темы необходимо осознать следующие положения:

1.     Болезнь изменяет не только физические, но и психическое состояние человека.

2.     Болезнь влияет на все сферы психики.

3.     Между болезнью и сферами психики существуют прямые и обратные взаимосвязи.

4.     Для лучшего понимания этих взаимосвязей нужно знать основы общей психологии, то есть повторить материал, который изучался на предыдущих занятиях.

5.     Достижения современной медицинской психологии подтверждают справедливость взглядов  медиков античной Греции “Важнее есть не то, которое лечит, а то, кого лечишь”.

6.     Без усвоения основных положений клинической психологии медик не может плодотворно исполнять свои профессиональные обязанности.